Израиль на русском

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Израиль на русском » Тестовый форум » О главном


О главном

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

:idea:
Это я

http://forumupload.ru/uploads/001a/e3/39/2/t210986.jpg

Меня зовут Маковецкий Михаил Леонидович, и я администратор этого форума.

Все права на тексты, выложенные на этом сайте, если не указан их автор, принадлежат Михаилу Маковецкому (с)
© by Makovetsky Michael. All rights reserved

А еще у меня есть блог
И есть место, где я выкладываю свои тексты

Практически все тексты, выложенные на этом сайте авторские, написанные мною в разное время и выложенные на разных сайтах. Здесь я их просто свел  по темам.

Этот форум открыт для всех, кому эта тема интересна. Но антисемитов  :mad:  я буду банить. Остальных милости просим.

И далее, извините за нескромность, несколько моих публикаций в научных журналах

0

2

Паранойяльный бред

Тот, кто много лет работает с людьми, страдающими психическими заболеваниями — тот легко узнает своих пациентов и по голосам, и по внешнему виду, и по мимике и манерам. Особенно это касается страдающих от паранойяльного бреда. И дело здесь не только в том, что настоящий бредовый больной всегда антисоциальный сексуально неудовлетворенный идеалист, он же бесстрашный общественный лидер, сообщивший человечеству что-то важное, но пока плохо выраженное словами. Сущность скреп и опор, как правило.
Внятно оформить свою мысль паранойяльному больному некогда потому, что в голове у него — только служба Родине. Тревожная для всех нас тема подспудно звучит в каждом его высказывании. Их социальная чувствительность возбуждена до предела. Их деятельность наполнена героической составляющей вне всякой меры.
И, хотя несколько попыток самоубийства пока не привели к роковому исходу, но, тем не менее, его счастье все еще слегка неполно.  Потому что сладко умереть за Родину ему опять не дали враги и предатели.  Поэтому он, из самых лучших побуждений, так утешит случайно вставшую на его пути плачущую девочке, что ее похоронят с военными почестями.
А их безвременная кончина не только не омрачит всеобщей радости, но напротив, наполнит сердца сограждан чувством полной моральной победы. Потому что благодаря их подвижнической деятельности, впервые с тех пор, как Моисею на горе Синай был вручен самый первый кодекс, состоящий из 10 законов, в мире, наконец-то, наметился подлинный конституционный прорыв. И вот уже мировые лидеры шлют поздравления. И это при том, что заграница хочет нашего разорения и гибели.
Причем, эти чувства переполняют всех страдающих паранойяльным бредом — как мужчин и женщин, так трансгендеров и трансвеститов. Всех их в одинаковой степени распирает от желания покрепче взять врагов за горло и давить, давить, давить… А любое, даже самое робкое с собой несогласие, страдающим паранойяльным бредом однозначно расценивается как оскорбление народа, порабощенного Сионом.
Нет, с тем, что Возгорание Благодатного огня происходит в Великую Субботу, которую православные отмечают накануне Пасхи, они согласны. Более того, они только «за». Но желание покрепче взять врагов за горло и давить, давить, давить, строго согласно Конституции СССР 1936 г. (в том числе и ее версии от 8 августа 1953 г.). Как завещали великие Ленин-Сталин-Валерия Новодворская.
Так вот, к примеру, Надежда Савченко — хабитусом (совокупностью внешних признаков) обладает соответствующим. На ее лице, на мой взгляд, явственно написано, что она уже лично убила двух огромных львов-людоедов голыми руками, и что это только начало.
Груза исторических знаний ее не тяготит, но глубокая вера в то, что если она погибнет, в бою или еще где-нибудь, то ее бережно извлекут из-пол обломков и покроют стягом обязательно в ней сидит глубоко.
Боязнь будущего ей неведома, зато очень беспокоит настоящее. А страшные подвалы «кэй-джи-би» и другие застенки ее ничуть не пугают. О своей смерти она собирается узнать из газет, сохранив при этом невозмутимое выражение лица.
Да, она не арабский скакун, но и не колхозная же кляча! И еще, она никогда не угрожала судье, но лишь хотела выразить свое отчаяние. Что, страшно стало от голой правды? Не обнаженной или нагой. Просто голой! Так знайте же, что борец за народное дело существует вне правового поля!...
Помню, я еще очень удивился, узнав, что в России ее посадили в тюрьму, а не отправили на принудительное психиатрическое лечение.
Она, кстати, далеко не единственная публичная личность, производящая впечатление психически больного человека. Наталья Поклонская, к примеру, производит неизгладимое впечатление человека, испытывающего галлюцинаторно-бредовые переживания.
В общем, по обеим дивчинам психбольница, конечно, плачет. Но в упорядоченном государстве людей неадекватных все-таки система отсеивает, а иногда и лечит. Но в таком Гуляй Поле, как нынешняя Украина…

0

3

Форма эпилепсии, зависимая от половых гормонов

Из журнала "Клиническая патофизиология" № 2 зв 2017 год

SEX STEROID-DEPENDENT FORM OF EPILEPSY
M. L. Makovetskiy Mental Health Centre, Beer Sheva, Israel

Медицину как науку создают в первую очередь пациенты, а не врачи: ведь без клинических случаев не было бы и обобщений. В кооператив «Эпилептолог», где автор (см. картинку над текстом) трудился в 80-х гг. XX в., обращалось довольно много молодых женщин, страдающих эстрогенозависимой формой течения эпилепсии (всего насчитывалось более 50 случаев). Поэтому автор считает возможным выделить и описать именно эту форму эпилепсии. Обоснованность выделения клинического течения эстрогенозависимой формы эпилепсии, на взгляд автора, подтверждается тем, что найденная им оригинальная, не применяемая при других формах этого заболевания, тактика медикаментозного лечения рассматриваемой формы эпилепсии давала выраженный положительный эффект только в подобных случаях.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА

Для данной формы течения эпилепсии свойственно несколько характерных, присущих только ей симптомов и синдромов:
1. Первый развернутый эпилептический припадок происходит тогда же, когда приходят первые месячные. Обычно это возраст 11–12 лет.
2. В дальнейшем приступы происходят всегда во время месячных или с жесткой привязкой по времени к менструациям.
3. Эпиприступ происходит всегда только во сне, не будит больную, и о нем она узнает по косвенным признакам (прикус языка, состояние общей разбитости, мочеиспускание в постель).
4. Во время беременности больная демонстрирует резкое улучшение состояния  — эпиприступы или прекращаются полностью, что бывает чаще, или изредка в течение беременности бывает 2–3 эпиприступа. Следует отметить, что в целом при эпилепсии беременность практически всегда ухудшает клиническое течение заболевания. Данная форма эпилепсии демонстрирует резкий контраст с общей тенденцией.
5. После окончания беременности приступы вновь возобновляются с возобновлением месячных.
6. Такой форме заболевания свойственно отсутствие типичных для эпилепсии ментальных изменений, или же последние носят маловыраженный характер. Речь идет о специфическом для эпилепсии изменении мышления (так называемая вязкость мышления), и это однозначно свидетельствует о том, что в данном случае мы имеем дело не с идиопатической эпилепсией, а с эписиндромом в рамках какого-то другого заболевания.
7. Для электроэнцефалограммы у этих больных характерна вовлеченность диэнцефальной области.
8. Обращает на себя внимание тот факт, что у таких больных всегда имеются слабоположительные ревматологические пробы как коррелят воспаления.
Резюме. Автором выделена форма эпилепсии, для которой характерен дебют заболевания в виде ночного судорожного эпилептического припадка в момент первых менструаций. В дальнейшем во время менструаций аналогичные эпилептические припадки повторяются. Беременность вызывает ремиссию, но с появлением менструаций эпилептические приступы возобновляются. Вкратце рассматриваются патофизиологические корреляты этих клинических наблюдений. Назначение прогестерона при противосудорожном лечении этой формы эпилепсии резко повышает его эффективность (1 рис., библ.: 6 ист.).
Ключевые слова: беременность, менструация, ночные эпилептические припадки, прогестерон, эпилепсия, эстрогены.
Abstract. The author identified a form of epilepsy, which is characterized by the debut of the disease at the time of first menstruation in the form of night-convulsive epileptic attack. Later, epileptiform seizures relief during menstruations. Pregnancy causes remission, but with the advent of menstruation epileptic attacks resume. The administration of progesterone along with conventional anticonvulsant treatment dramatically improves the efficiency of the treatment in this form of epilepsy. A brief description is given for pathophysiological correlates of these clinical cases (1 figure, bibliography: 6 refs).
Key words: epilepsy, estrogenes, menstruation, nocturnal seizures, pregnancy, progesterone.
90 CLINICAL PATHOPHYSIOLOGY    2 • 2017
HYPOTHESIS
9. Лечение таких больных традиционными противоэпилептическими препаратами давало хороший терапевтический эффект лишь в том случае, если к ним прибавлялись эстрогены. Лечение одними только противосудорожными препаратами было малоэффективным. На мысль о показанности назначения прогестерона при лечении данной формы эпилепсии навело то обстоятельство, что беременность вызывала у этих больных если не полную ремиссию, то значительное улучшение в течении заболевания. О логике наших рассуждений позволяет судить рис. 1. На рис. 1 видно, что в момент менструации концентрация прогестерона становится минимальной. Во время беременности концентрация этого гормона резко увеличивается, причем в сотни раз, так как с 16-й нед беременности, а иногда и ранее, его начинает вырабатывать плацента. По мнению автора, ночной эпиприступ во время месячных  — это результат комбинации трех факторов:
1. Повышен общий уровень судорожной готовности мозга.
2. В момент менструации наступает резкое снижение уровня прогестерона.
3. Эпиприступ происходит на высоте максимальной парасимпатической активности (поэтому ночью — «в царстве вагуса»). Зависимость нейрональной активности и эпилептических феноменов от половых гормонов давно и широко изучается нейронауками и патофизиологией, о чем читатель может детально узнать из обзора Я. Велишковой и соавт. [2]. Примерно через 10 лет после наших неопубликованных наблюдений аналогичные наблюдения побудили A. G. Herzog ввести термин «катамениальная эпилепсия», известный в зарубежной литературе с 1999 г. [3]. В целом эксперименты позволили обнаружить, что физиологические и надфизиологические дозы эстрогенов и прогестерона действуют на нейрональную судорожную активность по-разному, к тому же топически различные нейроны ЦНС проявляют крайне неоднородную  — от нулевой до высокой — чувствительность к половым гормонам. Тем не менее установлен противосудорожый эффект прогестерона как в физиологических, так и в повышенных дозах, особенно на нейроны гиппокампа и лимбической системы, опосредованный через пермиссивное действие метаболита прогестерона  — аллопрегненолона  — на актив- ность ГАМК-эргических тормозных рецепторов. Эстрогены же, в физиологических дозах способные проявлять противосудорожное действие, при повышении доз стимулируют судорожные разряды нейронов ряда областей. Интересно, что некоторые лекарства от эпилепсии (вальпроат) понижают синтез эстрогенов в организме, равно как и про- вокаторы эпилепсии (каиновая кислота) способны воздействовать на стероидогенез [2, 4–6]. Все это не противоречит клиническим наблюдениям автора. Так как до трети случаев эпилепсии резистентны к конвенциональному лечению, нельзя пренебрегать возможной связью отдельных ее форм со стероидной регуляцией, поскольку это может улучшить результаты лечения.
Рис. 1. Прогестерон: фазы менструального цикла [1].
ДЦ 1  2  3   4  5  6   7  8  9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 Фолликулярная фаза Овуляторная фаза Лютеиновая фаза
Прогестерон Эстроген

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ/REFERENCES
1. Available at: Internet source: URL: https://empiremam.com beremennost/zachatie/fazy-menstrualnogo-tsikla.html (accessed 10.01.2017). 2. Veli;kova J., DeSantis K. A. Sex and Hormonal infl uences on Seizures and Epilepsy. Horm. Behav. 2013; 63 (2): 267–277. DOI: 10.1016/j.yhbeh.2012.03.018 3. Herzog A. G. Psychoneuroendocrine aspects of temporo- limbic epilepsy. P. II: Epilepsy and reproductive steroids. Psychosomatics. 1999; 40: 102–108.
4. Laso; W. Eff ects of estrogens on seizures and neuro- toxicity. Pol. J. Pharmacol. 2000; 52 (1): 59–62. 5. Vel;sek L., Vel;skov; J., Etgen A. M., Stanton P. K., Mosh; S. L. Region-specifi c modulation of limbic seizure susceptibility by ovarian steroids. Brain Res. 1999; 842 (1): 132–8. 6. Glister C., Satchell L., Michael A. E., Bicknell A. B., Knight P. G. The anti-epileptic drug valproic acid (VPA) inhibits steroidogenesis in bovine theca and granulosa cells in vitro. PLoS One. 2012; 7 (11): e49553. DOI: 10.1371/journal.pone.0049553
УВЕДОМЛЕНИЕ Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов при- менительно к публикации данной статьи. Вся работа выполне- на одним автором.
ACKNOWLEDGMENT The author declare no conflict of interest in relation to the publication of this article. All work is done by one author.
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ Маковецкий Михаил Леонидович — врач-психиатр, магистр естественных наук (науки о жизни), Центр психиче- ского здоровья, 84000, Израиль, г. Беер-Шева, ул. Мудреца из Иерусалима, д. 2

0

4

Общая теория психопатологи

http://forumupload.ru/uploads/001a/e3/39/2/t920755.jpg

Преамбула.
Природа человека биосоциальна. Односторонний подход к ней, с точки зрения лишь социальной, либо только биологической — бесплоден [1]. Существуют две научные дисциплины, психология и психиатрия. Предметом их изучения являются абсолютные разные вещи.
Психология изучает закономерности взаимоотношений между индивидами через их проявления в поведении индивидов. Психиатрия — изучает заболевания мозга.
Проблема состоит в том, что общим методом изучения двух этих абсолютно различных предметов (притом для психологии — единственным, а для психиатрии – первоочередным) служит анализ поведения человека.
К примеру, человек совершил самоубийство. Причиной этого может быть «несчастная любовь», а могут быть и слуховые галлюцинации, приказавшие ему выброситься из окна. В первом случае с потенциальным самоубийцей нужно было заниматься психологу, а во втором — врач-психиатр должен был лечить его медикаментозно.               
Нелегко бывает понять, психологическими или психиатрическими причинами вызван тот или иной поведенческий феномен. Это объективная основа, порождающая хаос в диагностике, а, следовательно, и в курации как психологических проблем, так и психических расстройств.
Поэтому ответ на вопрос: «Какими (психологическими или психопатологическими причинами) порожден тот или иной поведенческий феномен?» — служит первым, а значит и главным вопросом, на который нужно ответить для того, чтобы приступить к лечению данного пациента у психолога, либо у врача.
В эпоху гуманизма, осознававшего биосоциальное единство человека, естественные и общественные науки взаимодействовали между собой, итогом чего стали определенные разграничения сфер компетенции психологов и психиатров и устоявшиеся в XX веке нозологические представления и классификации психических заболеваний  [2 – 3].
Однако, в эпоху постгуманизма, оперирующего понятием «пост-человек» и сводящего индивида к совокупности его социально-правовых функций  [4], закономерно наступил кризис психиатрии, связанный с появлением антипсихиатрического движения  [5], социологизаторским и коммерческим давлением на психиатрию, как отрасль биомедицины, преуменьшением роли нозологического подхода в психиатрии, общественным культом девиантной индивидуальности  [6–7].
Как следствие, отмечен конвенциональный (условный) характер многих современных психиатрических классификационных категорий, принятых голосованием, то есть политизированной процедурой Американской психиатрической ассоциации, но вошедших в «Справочник по диагностике и статистике психических расстройств (DSM)», на основе которого составлен психиатрический раздел Международной классификации болезней (МКБ)» [8–9].
Порой подход сводится к бессистемному описанию симптомов, на роль которых претендуют даже… общественные факторы (например, социальная адаптация). Не удивительны многочисленные критические отзывы европейских психиатров «старой школы» [10].
Знания о мозге и об информатике живого организма, а также психофармакология — прогрессируют, но в области общей психопатологиии по вышеназванным причинам наблюдается не прогресс, а регресс по отношению к тому уровню системного понимания психиатрических феноменов, который уже был достигнут еще 30 лет назад.
В эпоху трансляционной медицины патофизиология, понимаемая широко, как системная патобиология человека, играет все большую роль в диагностическом мышлении врачей-практиков самых разных специализаций  [11].
И только психиатрия, по мнению автора, еще не включилась в этот процесс, хотя концептуальная необходимость этого очевидна.  Данная работа ставит своей целью описать психические расстройства и патоинформационные взаимосвязи между ними с позиций системного подхода в виде общей психопатологической теории.
Общая теория психопатологии более столетия назад вопрос о том, «мыслит ли человек при помощи мозга?» уже казался риторическим и предполагающим лишь однозначное «да!» в ответ  [12].
Современная биомедицина, однако, оценила всю сложность обработки информации вне мозга и нервной системы, в частности – в системе иммунной, с ее сенсорной и бессознательной аналитической функциями, иммуно- синапсами, памятью, распознаванием и даже аналогом эмоций, когда узнавание антигенов может как сопровождаться, так и не сопровождаться «скандалом» воспаления или «лицемерием» толерантности  [13].
Осознавая, что высшая информационная деятельность организма не может быть сведена к высшей нервной  [1], автор, тем не менее, считает нужным дать редукционистское определение собственно психиатрии.
Психиатрия — это раздел медицины, предметом которого являются заболевания мозга, проявляющиеся нарушением анализа информации, поступающей в мозг от органов чувств. Этот анализ состоит из наступающих последовательно процессов, которые называются «Психические функции». Их четыре.
1. Первая психическая функция называется «Восприятие». Восприятие создает из сигналов, поступивших от органов чувств, картину цельного объекта (события).
2. Далее это событие соотносится с точкой во времени, чем занимается психическая функция под названием «Память».
3. После чего, между этим событием, произошедшим в определенный момент времени, и остальными событиями, хранящимися в памяти, устанавливаются причинно-следственные связи. Этим занимается психическая функция, называемая «Мышление».
4. Далее происходит субъективная оценка полезности или вредности данного события для данного индивидуума в текущей ситуации, выражающаяся в эмоциях («Аффекте»).
Полезность вызывает повышение настроения (вплоть до мании), а вредность понижение настроения (вплоть до депрессии). В скобках курсивом указаны психиатрические термины, которыми обозначаются изменения настроения (аффекта) в том случае, когда это носит болезненный характер.
Нарушение нормального отправления психических функций может выражаться в образовании данной функцией продукции, которая в норме образовываться не должна. Это называется «Продуктивная симптоматика». Естественно, для каждой психической функции она своя.
Продуктивная симптоматика качественно различается по степени выраженности. Это может быть формирование продукции как неадекватно выраженный ответ на поступившую в распоряжение данной психической функции информацию.
При этом поступившей информации мало, но она «обрастает» продукцией, созданной данной психической функцией. В результате создается извращенное восприятие действительности невротического уровня. Расстройства невротического уровня могут эпизодически отмечаться и у людей, не страдающих психическими заболеваниями, в частности – в рамках дистрессорных паттернов поведения, при нарушении осуществления тех или иных фаз стресса  [14].
Если же психическая функция вырабатывает продукцию без всякого сигнала из внешней среды, то создается извращенное восприятие действительности психотического уровня. Расстройства психотического уровня однозначно свидетельствуют о наличии психического заболевания.
Симптоматика, имеющая место при снижении способности психической функции создавать продукцию называется негативной. Если такое снижение доходит до уровня, при котором общая эффективность психической деятельности качественно снижается — то такое состояние называется слабоумие.
Естественно, что слабоумие, вызванное снижением продукции той или иной психической функцией, носит характерный, определяемый данной психической функцией характер.
Если продуктивная способность психической функции снижена (или ее «порог возбуждения» в ответ на адекватный раздражитель повышен) в степени, которая еще позволяет общей психической деятельности в целом функционировать — то такое состояние называется «дефектом» данной психической функции.
Продуктивная симптоматика обратима и может частично или полностью излечиваться самопроизвольно или под влиянием лечения. Точно так же, как воспаленный палец может и должен излечиться, в меру аутохтонности процесса воспаления, поскольку устранена его причина.
Негативная симптоматика может только нарастать, обратного хода здесь нет. Новый палец вместо отсутствующего не вырастет (корсаковский синдром неизлечим — но это отдельная тема).
Человек, находящийся в состоянии психоза или слабоумия живет своими болезненными переживаниями, то есть он является невменяемым. При совершении им правонарушения считается, что он совершил его в результате болезни, а потому он помещается на лечение в психиатрическую больницу.
Человек, имеющий отклонения психики невротического уровня или уровня дефекта, является вменяемым, то есть способным отвечать за свои поступки. Поэтому в случае совершения им преступления он садится в тюрьму.
Нарушения психических функций «Восприятие» и «Память» вызываются повреждающими факторами, действующими вне нейронов — поэтому они называются экзогенными, точнее — экзонейрональными (вызванными внешними по отношению к нейрону факторами).
Нарушения психических функций «Мышление» и «Эмоции» вызываются поражающими факторами, действующими внутри нейронов. Поэтому они называются «эндогенными», точнее — эндонейрональными (вызванными внутренними, по отношению к нейрону факторами).
Теперь, исходя из этих принципов, рассмотрим расстройство каждой психической функции.
Восприятие. Эта психическая функция функционально привязана к органам чувств — она принимает информацию от них. Поэтому ее расстройства определяются тем органом чувств, откуда поступила информация, обработка которой нарушена.
Продуктивные нарушения восприятия невротического уровня называются иллюзиями, а психотического уровня — галлюцинациями (например, зрительные, слуховые, обонятельные иллюзии или галлюцинации). Нарушения осязания как невротического, так и психотического уровня называются сенестопатиями.
Негативная симптоматика нарушения восприятия приводит в конечном итоге к слабоумию, которое называется «Сенильная деменция». При этом состоянии восприятие невозможно — способности сосредоточиться на чем-то, а значит, и воспринять это, нет.
Память.  Продуктивная симптоматика этой психической функции на невротическом уровне — проявляется псевдореминисценциями. При этом больной считает, что реально произошедшее с ним событие произошло в другое время (ранее, но обычно позже момента времени, в котором оно действительно произошло).
Нарушения памяти психотического уровня называются конфабуляции. Больной непрерывно «вспоминает» то, чего никогда не было. При этом то, что пациент только что сказал — он не помнит. Поэтому поток «воспоминаний» непрерывен, причем одно «воспоминание» никак не связано с другим.
Негативное нарушение памяти в степени слабоумия наблюдается как основное проявление болезни Альцгеймера. Больной неспособен вспомнить недавно полученную информацию, причем по мере прогрессирования заболевания момент времени, после которого больной неспособен что-либо вспомнить, погружается все дальше и дальше в прошлое: закон Рибо по имени французского психолога Th;odule Armand Ribot (1839-1916), описан последним в 1881 г.
Мышление. Продуктивное нарушение мышления невротического уровня называется паранойяльным бредом. Человек без достаточно веских причин приходит к некому умозаключению, в которое свято верит. (Кстати, это умозаключение может и соответствовать действительности!). А любое возражение этому умозаключению воспринимается этим человеком крайне эмоционально, как личное оскорбление.
Паранойяльный бред, как и любое нарушение невротического уровня, может быть и у психически здорового человека.  Любая тоталитарная идеология стремится вызвать у своих приверженцев сверхценные (то есть, паранойяльные) идеи. Иными словами, пробудить веру — глубокую убежденность, принимаемую без доказательств.  Такого рода веру в психиатрии называют «бредовой конструкцией».
Страдающий паранойяльным бредом любое происходящее вокруг него событие интерпретирует паралогически, как связанное с его «бредовой конструкцией», таким образом, сам ее развивая и усложняя. Любое противодействие сверхценной идее вызывает у носителя данного паранойяльного бреда резкую эмоциональную реакцию. Хотя сама бредовая конструкция при паранойяльном бреде носит логичный характер.
Продуктивное нарушение мышления на психотическом уровне называется параноидным бредом. В этом случае умозаключения в мозгу больного рождаются непрерывно, и с внешними обстоятельствами они никак не связаны. В результате чего бред носит фантастический и «неорганизованный» (логически бессвязный) характер.
Негативная симптоматика при нарушении мышления проявляется эпилептическим слабоумием. Это состояние возникает, в частности, как результат эпилепсии и заключается в том, что больной не способен к пониманию связей между событиями, не понимает причинно-следственных отношений. Если такое состояние не приводит к дезорганизации психической деятельности в целом, то его именуют эпилептическим дефектом.
Аффект. Аффективное расстройство на невротическом уровне — это эмоциональная, (негативная или позитивная) оценка некого реального события, неадекватная реальной значимости этого события и оторванная от него по времени. То есть, событие уже утратило актуальность, а эмоциональное отношение к нему остается для человека значимым.
Если негативное эмоциональное расстройство на невротическом уровне, известное как «депрессия», достаточно широко распространено именно не в виде проявления психического заболевания, а как поведенческий феномен, вызванный дистрессом при психотравмирующей ситуации, в которую попал человек, то «мания», то есть стойкий позитивный эмоциональный аффект — как считается, всегда наступает как признак психического заболевания, даже если ее выраженность достигает лишь невротического уровня.
С позиций бытового опыта, однако, в такой трактовке можно усомниться: см., например, рассказ Ю.К. Олеши «Любовь» (1928), где ярко описана мания «по уши» влюбленного героя  [15].
Мания или депрессия, выраженные на уровне психотического расстройства — это всегда симптом психического заболевания, при котором степень выраженности эмоциональных расстройств делает всю деятельность психики неэффективной и, следовательно, превращает страдающего таким расстройством в невменяемого.
Негативная симптоматика в эмоциональной сфере делает человека безразличным к происходящим вокруг него событиям. Такой человек не способен вырабатывать эмоции применительно к той информации, которую он получает извне.
В том случае, если подобное снижение способности создавать эмоции находится на уровне дефекта — человека называют «эмоционально тупым».
Слабоумие, возникающее при отсутствии эмоциональной реакции на происходящее, называют шизофреническим, так как именно такое состояние, как правило, возникает при прогрессировании шизофрении.
Любопытно отметить следующую закономерность: для шизофрении характерна продуктивная симптоматика мышления, но параллельная негативная симптоматика следующей за мышлением психической функции — эмоций, как если бы мозг был не в состоянии оценить субъективную значимость замечаемых им в изобилии причинно-следственных связей.
При маниакально-депрессивном психозе продуктивная симптоматика развивается на уровне эмоций, а негативной симптоматики не наблюдается вообще.

Заключение Изучение/обучение психиатрии во всем мире связано с освоением очень обширного профессионального тезауруса, изобилующего множеством терминов. Это не случайно: ведь за полтора века своего существования научно-клиническая психиатрия накопила множество фактов. И эти факты дополняют данную концепцию, детализируют ее, однако, ей не противоречат.
Очень важно обеспечить единообразную трактовку понятий, стоящих за терминами, чтобы представители разных научных школ в психиатрии могли говорить на одном языке, как этого уже давно добились математики, а также естествоиспытатели: физики, химики, анатомы и др.
В современной психиатрии этого, к сожалению, не наблюдается. Это может приводить к подмене клинического подхода статистическим. В таблице 1 авторская концепция, систематизирующая понятия психопатологии, изображена графически для того, чтобы сделать ее более наглядной и легкой для восприятия.
В XIX столетии великий русский антрополог Н.Н. Миклухо-Маклай (1846 – 1888), прибывший на Новую Гвинею, был поражен тем, что папуасы соседних деревень говорили на столь разных наречиях, что не понимали друг друга. Будем надеяться, что концептуальные поиски различных авторов в будущем помогут мировой психиатрии преодолеть «парадокс Миклухо-Маклая».

Литература.
1. Строев Ю.И., Фесенко Ю.А., Чурилов Л.П., Даниленко О.В. Гормонально- метаболические детерминанты поведения человека или «Вам не к психиатру, а к эндокринологу / Актуальные проблемы психосоматики в общемедицинской практике. Материалы XIIконф-и, С.-Петербург, 16 ноября 2012 г. Под ред. Мазурова В.И. СПб.: СПбМАПО, 2012. – с. 238 – 245.
2. Жариков Н. М., Тюльпин Ю. Г. Психиатрия. Учебник. М.: Медицина, 2002. – 544 с.
3. Крепелин Э. Введение в психиатрическую клинику / Э. Крепелин; Послесл. С. А. Овсянников. — М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2004. — 493 с., ил. 4. Дугин А.Г. Постчеловек и постчеловечество / Проблема постчеловека и постчеловечества. Матер. науч.-иссл. Семинара. Вып.
4. М.: Научн. эксперт, 2011. – с. 4 – 17. URL: http://rusrand.ru/doklad/Gum_nauka_vyp_04.pdf  (дата доступа: 18.07.2013).   
5. Якубик А. Антипсихиатрия/Истерия. Методология. Теория. Психопатология. Пер. с польск.  М.: Медицина, 1982. – 344 с.
6. Лэйнг Р.Д. Расколотое «Я»: пер. с англ. СПб.: Белый Кролик, 1995. - 352 с.
7. Сас Т.С. Миф душевной болезни: пер. с англ. В. Самойлова. М.: Академический проект, 2010. — 421 с.
8. American Psychiatric Association Diagnostic and statistical manual of mental disorders, 5th Edition, DSM-5. Washington, DC: American Psychiatric Publishing, Inc., 2013. 991 p.
9. World Health Organization (WHO). International Classification of Diseases… (ICD). 10th revision, versionof, 2007. Интернет-ресурс: URL: (дата доступа 21.07.2014).
10. Павловец В. Таблетки от незнания// Частный корреспондент, 7.09.2011.
Интернет-ресурс,   (дата доступа: 21.07.2014) .
11. Чурилов Л.П., Строев Ю.И., Утехин В.И., Ковач З. и соавт. Как учить врача-патолога? Патофизиология преображается в системную патобиологию и служит введением в трансляционную медицину // Молекулярная медицина – 2014. - № 2. – с. 57 – 64.
12. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии / ПСС, 5-е изд. М.: ИПЛ, 1968. – т. 18. – 526 с.
13. Зайчик А.М., Полетаев А.Б., Чурилов Л.П. Распознавание «своего» и взаимодействие со «своим» как основная форма активности адаптивной иммунной системы. Сообщение 1 // Вестн. С.-Петербургск. ун-та. Сер. 11. Медицина. – 2013. - № 1. – с. 7 – 16.
14.  Строев Ю.И., Фесенко Ю.А., Чурилов Л.П., Даниленко О.В. Понимание происхождения неврозов и наркоманий с позиций стрессологии // Уральск. ж. психиатрии, наркологии и психотерап. – 2013. – т.3. – № 1. – с. 69 – 78.
15. Олеша Ю.К. Любовь /Избранные сочинения. – М .: Гослитиздат, 1956. – 271 с.
16. Буторин Г.Г., Бенько Л.А. Насколько современный клинический диагноз в психиатрии действительно является клиническим? // Уральск. ж. психиатрии, наркологии и психотерап. –  2013. – т.3. - № 1. – с. 79 – 86. 17. Миклухо-Маклай Н.Н. Путешествия. Том 1. Путешествия в Новой Гвинее в 1871, 1872, 1874, 1876, 1877, 1880, 1883 гг. Со вступительной статьей Д. Н. Анучина. М.: Новая Москва, 1923. — 616 с.
Резюме.  Статья с позиций системного подхода предлагает общую концепцию психиатрических расстройств. Кратко описаны предпосылки кризиса общей психиатрии в эпоху постгуманизма, когда наметилась социологизаторская тенденция в подходе к биосоциальным явлениям.
Рассмотрены психические функции: восприятие, память, мышление, аффект. Эти психические функции определены в рамках психиатрии, рассмотрена их симптоматика как продуктивного, так и негативного характера при различной степени выраженности и сведены в систему патоинформационные механизмы возникновения данной симптоматики (табл.: 1, библ.: 17 ист.).

Ключевые слова: психопатология, системный подход, восприятие, память, мышление, аффект, продуктивная симптоматика, негативная симптоматика, неврозы, психозы.   
Resume. M.L. Makovetsky44 The crisis of psychiatry and general theory in psycho- pathology. An article offers a general concept of psychiatric disorders basing on the systemic approach. Briefly it describes the general background of the crisis in modern psychiatry related to era of post-humanism, when there has been a trend to interpret bio-social phenomena in unilateral manner of sociological accent. 4 mental functions are considered: perception, memory, thought and affect. These mental functions are defined within psychiatry, with their symptoms interpreted as having either productive or negative character, in varying degrees of severity.  The concept summarizes patho-informational are summarized mechanisms of their symptoms (1 table, bibl.: 17 refs).
Keywords: psychopathology, systemic approach, perception, memory, thought, affect, positive symptoms, negative symptoms, neuroses, psychoses.
                Makovetsky  Mikhail Leonidovich, M.D

PS. Эта моя статья, которая давеча была опубликована в Российской научной электронной библиотеке. Кто-то может сказать, что здесь это неформат. Но специалисты то поймут, что это потрясение основ и плевок в душу официозу слюны количеством колоссальным.
А это серьезно. Потому что все, что публикуется в Российской научной электронной библиотеке http://elibrary.ru/elibrary_about.asp предварительно проходит рецензирование в среде признанных светил в своей области. Ну, в общем…
В табличном виде смысл статьи в картинке над текстом.

0

5

Заикание и абсансы

То, что заикание успешно лечится лекарствами для лечения эпилепсии, я открыл в 1988 году. Под это дело я организовал кооператив «Эпилептолог», который и кормил меня более чем сытно.
Собственно, я хотел его назвать «Три припадка», но моя жена Нина уговорила меня этого не делать.
Кстати, своим открытием я был не прочь осчастливить человечество. Но в научных кругах, где у меня уже тогда была репутация молодого человека бойкого, но крайне неуравновешенного, мой научный порыв встретили холодно.
— Миша, — пытался меня вразумить профессор Болдырев, тогда виднейший советский эпилептолог, руководивший «Клиникой эпилепсии» в институте имени Ганнушкина, — я Вас вводил в эту профессию. Но сейчас я с Вами говорю не как врач, а как пожилой человек, который видел в этой жизни не только эпилептические припадки, можете мне поверить.
Глубоко убежден, вы гарантировано сломаете себе шею. Тем более в том случае, если Вы окажетесь правы. С заикания кормится большое количество народа, которое лечит его двумя прихлопами, тремя прихлопами и скороговорками.
И Вы хотите лишить этих людей куска хлеба в столь неспокойные времена Перестройки и варварских ограничений на продажу спиртного. У Вас красавица жена, которая так легкомысленно недавно вышла за Вас замуж. Вы бы хотя бы ее пожалели.
Он меня уговорил тогда, профессор Болдырев. О чем я и рассказал своей супруге Нине.
—  Ниночка, — говорил я ей — я тебе почти ежедневно приношу месячную зарплату врача. Пусть будет как есть. «От добра добра не ищут» — как говорит ваша же русская поговорка.
— Нет, — сказала тогда мне она, — давай уедем в США, где ты станешь великим ученым. А я женой великого американского ученого.
Но мне менять чужбину на чужбину не хотелось. Поэтому мне удалось уговорить ее уехать в Израиль. Там я занялся… ну уж очень, оказывается, руки у меня чесались, скажем так, по топору. И мне было совсем не до лечения заикания.
А моя Ниночка умерла совсем молоденькой. Это ее последняя фотография (Смотри картинку над текстом).
На этой фотографии она уже совсем больная и жить ей оставалось три месяца. А сейчас я вспомнил об увлечениях молодости. Думаю, это не к добру. Жалко все-таки, что я тогда не назвал свой кооператив «Три припадка». Больше я не о чем не жалею.
Наши дети уже взрослые и живут в Израиле. Вряд ли до них можно добраться. Уж скорее офицер спецслужб мой сын, в России его звали Дима, сам до кого-то доберется.
До меня, на огромных просторах между Крайним Севером и квартирой в сталинском доме в центре Москвы, добраться тоже достаточно сложно. Так что мне ли боятся логопедов.
Поэтому эта моя статья была опубликована в журнале «Клиническая патофизиология» в первом номере за 2016 год под названием «Эпилепсия, абсансы и заикание как возможный психический феномен».
Написана она, на мой взгляд, доступным языком. И возможно кому-то покажется интересной.

Преамбула

Эпилепсия (от греч. — схваченный, застигнутый, подвергшийся нападению),  — это одно из наиболее распространённых нервнопсихических заболеваний человека. У более чем 1% населения хотя бы раз в жизни был характерный эпилептический припадок. Болеют эпилепсией и некоторые животные, например, собаки.
По современным представлениям эпилепсия  — это неоднородная группа заболеваний, различной этиологии, клиника которых характеризуется (а порой и не характеризуется!) судорожными повторными приступами различного характера [2].
Ключевым звеном патогенеза этого заболевания служит формирование очага пароксизмальных биоэлектрических разрядов в нейронах головного мозга, за счет нарушения в них ионных токов и последующее возможное распространение этой активности на ту или иную гиперсинхронизированную нейронную сеть с повторными входами и реверберацией возбуждения [21].
Изолированные генетические дефекты белков, участвующих в формировании и работе ионных каналов нейронов (например, потенциал-зависимых кальциевых или калиевых), либо высокий титр аутоантител к этим белкам бывают основой для формирования синдромов с эпилептиморфными приступами (синдром Ретта и множество аутоиммунных форм эпилептоподобных судорог с аутоантителами к нейроантигенам) [16, 30].
Гиперактивности одиночного нейрона для развития эпилепсии недостаточно, необходима гиперактивная и гиперсинхронизированная нейрональная сеть рециркуляции возбуждения в каком-то участке мозга [9, 11, 21].
Теперь о приступах. Эпилепсия характеризуется, главным образом, типичными повторными припадками различного характера. Существуют так же эквиваленты эпилептических припадков в виде внезапно наступающих расстройств настроения (дисфории) или характерных расстройств сознания (сумеречного помрачения сознания, сомнамбулизма, трансов). Также типично постепенное развитие характерных для эпилепсии изменений личности и (или) характерного эпилептического слабоумия [2–4, 12].
Следует отметить, что только, если эти изменения психики наступают, что происходит в меньшинстве случаев, речь идет собственно об эпилепсии как основном заболевании.
В некоторых случаях наблюдаются также эпилептические психозы, которые протекают остро или хронически и проявляются обычно такими аффективными нарушениями как страх, тоска, злобность или повышено-экстатическое настроение. Но при эпилептическом психозе также может быть и бред, и галлюцинации.
Если же на фоне характерных эпилептических приступов изменений психики не наступает, то речь идет об эпилептоподобном синдроме какого-то иного основного заболевания. Вместе с тем, если характерные эпилептические приступы никогда не фиксировались, но имеется динамика нарастания характерных для этого заболевания изменений характера или типичное для эпилепсии слабоумие, то это считается достаточным основанием для постановки диагноза эпилепсии [2–4, 12].
Таким образом, говоря об эпилепсии, имеют в виду именно психиатрическую нозологическую форму. А неврологические проявления этого заболевания (т. е. собственно приступы), носят второстепенный, с точки зрения диагностики эпилепсии, характер. Подобно этому и при шизофрении наличие в ее клинической картине кататонии не приводит к тому, что это заболевание рассматривают как неврологическое.
Кроме того, необходимо отметить, что в рамках эпилепсии часто выделяют так называемую «височную эпилепсию», при которой судорожный очаг локализуется в височной доле. Такое выделение определяется особенностями клинических проявлений, характерных именно при данной локализации судорожного очага [4, 12].
Автор, впрочем, считает такое исторически сложившееся выделение не вполне правомочным по следующей причине: разряд, исходящий из других отделов коры головного мозга (чаще из затылочной коры), может иррадиировать и в височную долю, обусловливая возникновение клинических симптомов «височной эпилепсии» при совсем иной первичной локализации очага.

Эпилептический приступ

Возникновение эпилептического приступа зависит от комбинации двух факторов, действующих внутри мозга:
1). Локальной активности судорожного очага (иногда его еще называют эпилептическим)
2). Общей судорожной готовности мозга, определяемой, в свою очередь, системными и органными параметрами, например  — состоянием водно-электролитного и газового обмена, кислотно-основного баланса [2–3, 9, 11].
И только в случае суммации (патогенной констелляции — согласно классической доктрине каузализма Н. Ф. Тенделоо) [16–17] этих факторов, когда преодолевается некий порог, и наступает генерализированный эпилептический приступ [2].
Здесь имеет место одно принципиальное для наступления генерализированного эпилептического приступа положение — генерализация всегда происходит из-за активизации эпилептического очага.
Потому что общая судорожная готовность мозга является, по сравнению с ее локальной динамикой, величиной достаточно инертной у данного больного, ее изменение, если и имеет место, то этот процесс весьма растянут во времени.
Кроме того, необходимо отметить, что существуют патофизиологические предпосылки в виде онтогенетических, т. е. наступающих в определенном возрасте, периодов увеличения системной судорожной готовности. К примеру, широко известный феномен фебрильных судорог, когда судорожный синдром наступает на высоте подъема температуры — это, исключительно прерогатива младенческого возраста.
Это же можно сказать и о спазмофилии грудных детей, наступающей в связи с возрастными особенностями напряженного кальций-фосфорного обмена и обеспеченности витамином D и этими ионами.
В старшем возрасте этот феномен не встречается. Зато в старших возрастных группах могут манифестировать иные хронические нарушения кальций-фософор-магниевого обмена, повышающие системную судорожную готовность (гипопаратироз, сочетанные, в том числе — аутоиммунные поражения щитовидной и околощитовидных желез) [3, 14].
Надо учитывать, что эпилептический приступ может провоцироваться целым рядом факторов внешней среды. К примеру, мерцающий свет, недосыпание, различные интоксикации, абстинентный синдром, гипервентиляция и т. д. [2, 5, 11].
Другими словами все эти факторы могут повышать общую судорожную готовность мозга, влияя через ионный обмен [14], либо потенциал механизмов торможения нейрональной активности, или воздействуя на степень синхронизации активности нейронных сетей [21].
Вместе с тем, те или иные состояния организма, как и описанные выше внешние факторы, влияя на обмен веществ и биоэлектрическую активность тех или иных отделов мозга, могут быть провокаторами эпилептического припадка (примерами служат эпиприступы, связанные с наступлением месячных, либо происходящие во время сна). В частности, и речь может выступать провокатором эпиприступа, что важно в контексте рассматриваемой темы [31].

Понятие эпилептического очага

Характеризуя эпилептический очаг, надо учесть следующее. Он может быть фокального характера, т. е. в каком-то участке мозга присутствует постоянная судорожная готовность, которая периодически продуцирует судорожную активность. В этом случае клинически мы наблюдаем так называемую ауру.
Аура — это греческое слово, означающее «дуновение», «ветерок». Проявления ауры очень разнообразны и зависят от расположения участка мозга, функция которого нарушена (т. е. от локализации эпилептического очага) [2, 4].
Другими словами, аура («парциальный», фокальный, не развернутый эпилептический приступ)  — это любое ощущение или переживание, регулярно предшествующее эпилептическому приступу или являющееся самостоятельным феноменом (приступом). Тормозные механизмы нейрональной активности сдерживают циркуляцию возбуждения и наступление припадка [21].
В случае если суммарная эпилептическая активность конкретного очага и общей судорожной готовности мозга недостаточна для преодоления порога возникновения генерализованного судорожного припадка — то клинически все ограничивается аурой, за которой ничего не следует [12].
Аура, таким образом, может рассматриваться как фокальный приступ. Его еще называют «парциальный» или «очаговый». Это эпилептический приступ, который протекает без нарушения сознания. Фокальные приступы принято делить на:
• Моторные;
• Сенсорные;
• Вегетативные.
А если же порог преодолён — то наступает генерализованный эпилептический припадок. В этом случае клинически аура предшествует наступлению развёрнутого судорожного приступа (т. е. «большого эпилептического припадка») [2–3].
Аура у каждого конкретного больного всегда одинакова. Что естественно, так как аура  — это клиническое проявление пароксизмальной активности фокально расположенного конкретного эпилептического очага. И раздражение именно этой конкретной области мозга приводит к определённым повторяющимся одинаковым клиническим феноменам, которые локализацией эпилептического очага и задаются.
Остановимся на понятии «аура» подробнее. Проявления ауры очень разнообразны и зависят от расположения участка мозга, функция которого нарушена. Это может быть и повышение температуры тела, и чувство тревожности и беспокойства, некий звук, странный вкус, запах, изменение зрительного восприятия, неприятное ощущения в животе, головокружение, состояния «уже виденного» (франц.: deja vu) или «никогда не виденного» (франц.: jamais vu), чувство внутреннего блаженства или тоски, и другие ощущения или переживания [2–5].
То есть, вообще все, что может испытывать человек при возбуждении того или иного участка коры головного мозга — потенциально способно составить содержание эпилептической ауры.
Кстати, обращает на себя внимание присутствие в качестве ауры феноменов «уже виденного» (deja vu) или «никогда не виденного» (jamais vu) [4]: ведь это однозначно говорит о том, что происходят именно неврологические феномены, а не имеют место проявления психоза.
Природа ауры состоит в том, что она служит клиническим проявлением активности судорожного очага, которая, однако, не достигла того уровня, при котором, на фоне данного уровня судорожной готовности мозга, может наступить его специфическая эпилептическая реакция.
Эта специфическая эпилептическая реакция мозга клинически проявляется как развернутый эпилептический приступ. В результате мы отмечаем некое специфическое для данного больного ощущение или переживание, которое предшествует приступу эпилепсии и является для него аурой.
Нарастание активности судорожного очага не всегда достигает того критического уровня, при котором наступает генерализованный (развернутый) эпилептический приступ. В этом случае аура является не предвестником, а самостоятельным проявлением эпилептического приступа.
И суть этого проявления заключается в следующем — нарастание активности судорожного очага достаточно для проявления клинических признаков (симптомов) раздражения данной зоны головного мозга, но недостаточно для преодоления некого порогового уровня судорожной готовности мозга этого индивида в данный момент, после которого наступил бы генерализованный эпилептический припадок.
Способность человека правильно описать при расспросе свою ауру может оказать существенную помощь в диагностике локализации изменений в головном мозге. Вместе с тем необходимо отметить, что далеко не всегда у развернутого эпилептического припадка есть четкая аура.
И вот теперь мы подошли к ответу на вопрос «Почему генерализованному эпилептическому приступу аура предшествует не всегда, хотя автор утверждает, что активность эпилептического очага всегда предшествует генерализованному судорож- ному приступу?».
Автор, в духе каузализма Тенделоо, в понятие «эпилептический очаг» вкладывает не только локальную эпилептическую активность, но общую высокую судорожную готовность мозга [2–3, 16]. И в этом случае, по-видимому, имеет место не генерализация с нарастанием фокального приступа, а так называемая «генерализация абсанса».

Понятие абсанса

Абсансы (от фр. absence, буквально — «отсутствие»; «малые припадки», или petit mal) — одна из разновидностей эпилептического приступа — часть клинической картины эпилепсии [4].
Типичный абсанс характеризуется внезапным кратковременным отключением сознания. Человек неожиданно, без каких-либо предварительных предвестников (ауры), перестает двигаться, как бы каменеет. Взгляд его при этом устремлен перед собой, выражение лица не меняется.
Важно отметить, что больной на внешние раздражители во время типичного абсанса не реагирует, на вопросы не отвечает, его речь обрывается. Через несколько секунд нормальная психическая деятельность восстанавливается. Воспоминание об абсансе отсутствует, а потому для больного он остается незамеченным [2–3].
Именно это обстоятельство, на наш взгляд, является ключевым для диагностики истинного абсанса. Почему?
Потому что типичный абсанс — это феномен продуцирования эпилептической активности корой головного мозга в целом. То есть высокая судорожная готовность всей коры есть, а эпилептического фокального очага нет.
Клинико-анамнестически больному в случае абсанса просто нечего вспоминать, потому что в момент абсанса больной находился в бессознательном состоянии, и того, что с ним происходило, не воспринял, не осознал.
Истинный абсанс подобен кратковременному «зависанию компьютера». Он не приводит к генерализированному судорожному припадку, который требует именно комбинации (по Н. Ф. Тенделоо [17] — «констелляции») активности эпилептического очага и общей судорожной готовности мозга.
Такой истинный абсанс длится несколько секунд, после чего больной продолжает прерванное движение (деятельность). Для абсансов характерно дебютное появление в возрасте 5–6 лет. До 4 лет истинных (простых) абсансов не бывает, так как для появления этого феномена требуется определенная зрелость мозга как целого [3].
Характерной особенностью абсансов является их высокая частота, в тяжелых случаях достигающая десятков и даже сотен приступов в сутки.
Диагностические критерии простых абсансов [2–3, 12]:
Длятся они в течение секунд; Находясь в бессознательном состоянии, больной не реагирует ни на какие внешние раздражители;
Больной не замечает того, что перенес типичный абсанс. По его мнению, ничего не произошло, и он все время находился в сознании.
Недостаточный сон провоцирует абсансы.
Это очень характерно и легко объяснимо. Во сне происходит восстановление функциональной способности мозга, в особенности, его эволюционно новых, сформировавшихся поздно структур. Известное положение И. П. Павлова о сне, как разлитом охранительном торможении остается в силе [10].
Отметим, что абсанс  — феномен поражения именно эволюционно поздно сформированных структур. По Э. Геккелю, онтогенез, в главных этапах, повторяет филогенез. А абсансы, как уже отмечалось выше, возникают не ранее старшего дошкольного возраста, когда формирование мозга как органа заканчивается [3].
На ЭЭГ при типичных абсансах присутствует специфический паттерн — генерализованная пик-волновая активность с частотой 3 Гц [9]. Запомним это, потому что к данному феномену на ЭЭГ вернёмся при рассмотрении заикания.

Сложный абсанс

Сложные абсансы — это такие состояния, при которых на фоне отключения сознания отмечаются характерные и одинаковые для данного больного феномены. Это может быть и так называемый «абсанс-автоматизм», характеризующийся стереотипно повторяющимися двигательными актами: движениями губ или языка, жестами, привычным автоматизированными действиями (приведение в порядок одежды, прически и т. п.).
Довольно часто сложные абсансы сопровождаются повышением мышечного тонуса. В этом случае отмечается разгибание головы, сопровождаемое отведением глазных яблок кверху, иногда оттягиванием туловища назад [2–4]. В более выраженных случаях присоединяется выгибание туловища кзади с шагом назад, для сохранения равновесия.
Иногда же отключение сознания сопровождается потерей мышечного тонуса и последующим падением. Выделяют также сложные миоклонические абсансы  — в этих случаях присутствуют двусторонние ритмические миоклонические феномены, обычно с участием мимической мускулатуры, реже мышц верхних конечностей [12].
Сложные абсансы требуют меньшей зрелости мозга, а потому обычно возникают в более раннем возрасте, не позже 4–5 лет [3].
Диагностические критерии сложных абсансов [2, 4]:
• Длятся они десятки секунд;
• Находящегося в бессознательном состоянии больного можно взять за руку провести за собой несколько шагов;
• Больной, перенесший сложный абсанс, ощущает, что с ним произошло что-то необычное. Обычно он констатирует и факт отключения сознания.
Различают также эпилептические эквиваленты судорожных приступов (припадков), которые могут протекать как с автоматизмами, так и с психическими проявлениями.

Эпилептический статус

Эпилептический статус — это состояние, грозное по своему прогнозу, при котором больной полностью не приходит в сознание в межприступный период. При этом сам характер приступов значения не имеет.
Различают:
• Статус абсансов;
• Статус развернутых (генерализованных) судорожных припадков;
• Сложный парциальный «эпилептический статус».
Здесь «эпилептический статус» взят в кавычки, потому что больной находится в сознании. Но фокальные эпиприступы идут непрерывно, т. е. эпилептический очаг не приходит в постприступный период непродуцирования эпилептической активности [2–4, 9].

Судорожный очаг

Судорожный очаг, с точки зрения непосредственно предшествующего его появлению патогенетического звена, всегда является результатом нарушенного кровообращения (чаще всего, ишемии) участка мозга, вызванного любым фактором (перинатальные осложнения, травмы головы, соматические или инфекционные заболевания, опухоли и аномалии головного мозга, нарушения обмена веществ с фокальными патоморфологическими проявлениями — например, тезаурисмозы, инсульты, интоксикации) [2, 11, 21].
На конкретном участке мозга нарушается микроциркуляция крови и лимфы (в последние годы в мозге, вопреки ранее бытовавшим представлениям, обнаружены своеобразные лимфатические сосуды) [27]. Далее развивается гипоксия клеток мозга, их обратимый, а позже — и необратимый некробиоз и гибель, что всегда приводит, в конечном итоге, к развитию глиального рубца (в котором иногда образуется заполненная жидкостью полость  — киста) [11].
В этом месте периодически может возникать острый отек, набухание и раздражение нервных клеток двигательной зоны, что ведет к судорожным сокращениям скелетных мышц, которые, в случае генерализации возбуждения на всю кору головного мозга, заканчиваются потерей сознания.

Судорожная готовность

Теперь остановимся на вопросе генерализованной на всю кору головного мозга органной судорожной готовности. Она может быть высокой или низкой. При высокой судорожной готовности даже небольшая активность в очаге может привести к появлению развернутого судорожного приступа.
Судорожная готовность мозга может быть настолько велика, что приводит к кратковременному отключению сознания даже в отсутствие собственно очага эпилептической активности. В данном случае речь как раз и идет об абсансах.
И наоборот, судорожная готовность может быть столь низкой, что правомерно говорить о её практическом отсутствии вовсе, и, в этом случае, даже при очень выраженном очаге эпилептической активности, возникают парциальные припадки, не сопровождающиеся генерализацией активности и потерей сознания [2–3, 9].
Причиной повышенной судорожной готовности может служить внутриутробная гипоксия мозга, гипоксия в родах или наследственная предрасположенность (риск эпилепсии у потомства больных эпилепсией составляет 3–4%, что в 2–4 раза выше, чем в общей популяции, см. выше о наследственных эпилептиморфных синдромах) [3, 21, 31].
Существует целый ряд нарушений (непроизвольное мочеиспускание, заикание), которыми часто страдают больные эпилепсией, но, по всей видимости, в таких случаях речь идет об одном из проявлений заболевания эпилепсией, а не об отдельных коморбидных расстройствах.
Заикание, в котором на определенных стадиях развития психоневрологии и логопедии, видели то «логоневроз», то проявление минимальной мозговой дисфункции, то результат судорог голосовых мышц [15], на наш взгляд, может иметь патогенетические механизмы, родственные эпилептическим (см. ниже).

Патофизиология эпистатуса

Эпилептический статус (эпистатус)  — это состояние, при котором эпилептические припадки следуют один за другим (обычно более 30 минут) и в промежутках между припадками больной не приходит в сознание.
Статус может возникать как осложнение эпилепсии или быть ее первично манифестным проявлением [2, 4, 21]. Причем следующий пароксизм наступает тогда, когда еще не ликвидировались нарушения в организме, в том числе и в ЦНС, вызванные предшествующим приступом. При этом дисфункционально-метаболические нарушения со стороны органов и систем прогрессивно накапливаются [9, 12].
Если же в паузах между припадками (или их сериями) состояние больного относительно нормализуется, сознание в той или иной мере восстанавливается, а прогрессивного нарушения работы органов и систем не наблюдается, то данное состояние называют «серийные эпилептические припадки», и оно качественно отличается от эпистатуса.
Патофизиологическая основа всех разновидностей эпистатуса в принципе одинакова, различие состоит лишь в полноте вовлечения мозга в эпиактивность. В основе эпистатуса лежит непрерывная (или прерывистая, но часто повторяющаяся) пароксизмальная коллективная электрическая активность гиперсинхронизированной нейронной сети тех или иных участков головного мозга [9, 11, 21].
Далее имеет место возникновение патологического возбуждения по нейронным кругам, подобно тому, как это бывает в миокарде при его фибрилляции, что приводит к поддерживанию статуса эпиприпадков по принципу повторного входа или порочного круга [21].
Для кардиомиоцитов теоретические основы возникновения по механизму «re-entry» подобных тахиаритмий, включая пароксизмальную тахикардию и сложные нарушения сердечного ритма, хорошо разработаны еще Н. Винером и А. Розенблютом [32].
В зависимости от степени вовлечения разных отделов мозга в эту активность (иными словами, в зависимости от степени генерализации припадков), характер эпистатуса может быть различным. Радикальным отличием эпилептического статуса от единичного эпилетического припадка является неспособность организма к его купированию [2, 9].
Во время статуса не обязательно глубокое (до комы) нарушение сознания. В ряде случаев формально сознание может быть даже сохранено.  Причины, которые могут вызвать эпистатус [11, 21]:
1. Эпилепсия (как правило, к эпистатусу ведет нарушение регулярности приема антиэпилептических препаратов).
2. Черепно-мозговая травма (частая причина).
3. Опухоль или другое объемное образование мозга (наиболее частая причина после собственно эпилепсии).
4. Воспалительные заболевания мозга и его оболочек.
5. Острое нарушение мозгового кровообращения (частая причина).
6. Рубцово-спаечные нарушения церебральной ликвородинамики.
7. Дисметаболические состояния (алкогольная абстиненция, сахарный диабет, порфирия, острая надпочечниковая недостаточность, выраженный гипотироз, уремия, эклампсия, острая гипогликемия и др.).
8. Отравления.
9. Общие инфекции, особенно с тяжелой интоксикацией и гипертермией (гиперергический ответ острой фазы).
Эпилептический статус встречается с частотой 18–20 случаев на 100 000 населения и является одной из наиболее распространенных неврологических форм патологии. Наиболее часто он возникает у младенцев, детей младшего возраста и пожилых людей, потому что именно в этих возрастах судорожная готовность в норме имеет относительно низкий порог возбуждения [3, 5].
Наиболее частые «поставщики» статусов — случаи лобно-долевой эпилепсии. Около 5% взрослых пациентов, находящихся под наблюдением эпилептических клиник, имели хотя бы один эпизод статуса в анамнезе своей болезни, у детей эта доля — около 10–25% [2–3]. Поэтому поговорим об эпистатусе подробнее.

Эпилептический статус Grand Mal (развернутых судорожных припадков)

Данная разновидность — это регулярно повторяющиеся припадки с тонической и клонической фазами и полным выключением сознания (или не полностью генерализованными судорожными припадками).
Но могут быть и регулярно повторяющиеся припадки с атипичной мышечной активностью (например, изолированные сокращения отдельных мышечных групп, только тонические судороги или только клонические судороги) и с полным выключением сознания [4].
Патологическая ситуация угрожает жизни, когда тонико-клонические судороги вызывают гипертермию и ацидоз (из-за длительной мышечной активности и нарушения дыхания) или, реже, когда гипоксия и повреждение мозга возникают вследствие дыхательной или сердечно-сосудистой недостаточности [5, 12].
В данном случае речь идет о непрекращающейся активности судорожного очага на фоне высокой судорожной готовности мозга. «Генерализованные», «судорожные» формы статуса указывают лишь на вовлечение в эпиактивность коры премоторных зон мозга, отвечающих за движения мышц [21]. Проявления пароксизмальной активности других зон мозга нам просто не видны без ЭЭГ [9].

Эпилептический статус абсансов Petit Mal (малых припадков)

Статус абсансов, (регулярно повторяющиеся припадки без мышечной активности, но с полным выключением сознания) может длиться часами незаметно для окружающих (у больных имеется некоторая спутанность сознания, невнимательность, реже — кома, но без судорог).
В этом случае создается впечатление, что у больного (обычно это ребенок) сумеречное состояние сознания. В данном случае речь идет о высокой судорожной готовности мозга при отсутствии судорожного очага.
На ЭЭГ регистрируются непрерывные комплексы, характерные для малого приступа, либо сочетания множественных комплексов пик-волна [3].

Сложный парциальный «Эпилептический статус»

Статус парциальных эпилептических припадков (обычно двигательных, реже  — чувствительных) еще принято называть epilepsia partialis continua.
Сложный парциальный эпилептический статус (статус «фокальных» или «джексоновских» (т. е. соматомоторных) припадков) с изолированными непрекращающимися судорогами в определенной группе мышц (лицо, одна конечность, судороги геми-типа),  — протекает без выключения сознания [2–4].
В данном случае речь идет о непрекращающейся высокой активности судорожного очага на фоне полного отсутствия судорожной готовности мозга. Это делает в принципе неправомочным включение этого состояния в понятие «эпилептический статус», так как бессознательное состояние в промежутке между приступами является ключевым компонентом в постановке данного диагноза.
Но, тем не менее, зачастую это состояние традиционно рассматривается вместе с эпилептическим статусом или даже в его рамках [4, 12], так как в данном случае имеется непрекращающаяся активность судорожного очага, хотя и на фоне полного отсутствия судорожной готовности мозга

Заикание как эпилептический феномен

И, н-н-наконец, о заикании… Его этиология и патогенез, хотя и были предметом многократного, в том числе — совсем недавнего рассмотрения в литературе, еще довольно далеки от полного понимания [6–7, 13, 15, 18].
Исторически, центральную роль в патогенезе заикания отводили всегда тому, что было «в моде» в психоневрологии той или иной эпохи, казалось в определенный период самым актуальным: во времена описания нейроанатомами топической локализации функций в коре — нарушению развития речевых центров и/или их взаимоотношений с другими центрами коры, спазму голосовых мышц и их «гиперестезии».
В годы роста популярности психоанализа  — подавленным страхам раннего детства, спроецированным на развитие речевой функции, в эру расцвета павловского нервизма заикание стали именовать логоневрозом [15, 18].
Тем не менее, эффективность различных логопедических, психоаналитических, лечебно-гимнастических подходов, основанных на этих теориях и стойкость их лечебных эффектов, была и остается невысокой.
М. Н. Лохов и Ю. А. Фесенко описывают подход, основанный на трактовке заикания как проявления минимальной мозговой дисфункции в условиях стресса (также вариант «патогенной констелляции» местного и системного факторов!).
Этот подход лежит в основе авторской методики, запатентованной М. Н. Лоховым, в которой применяется кросс-корреляционный анализ ЭЭГ, выбор «кодовой частоты» типичной для связей пораженных и здоровых речевых структур мозга, навязывание этой частоты звуковыми и световыми стимулами. И, что характерно и важно в обсуждаемом нами контексте, это навязывание сочетается с применением противосудорожных средств, причем метод обеспечивает большую эффективность [18] .
Мы рассматриваем заикание как эпилептический феномен  — на основании теоретических соображений и опыта личных наблюдений и экспериментальной терапии.
Еще в августе 1988 года, на четвертый день после вступления в силу «Закона о кооперации в СССР», автор этих строк открыл в г. Москве кооператив с простым, но гордым названием «Эпилептолог», призванный заниматься лечением эпилепсии.
Прием больных одновременно ввелся автором как эпилептологом-психиатром, и эпилептологом-невропатологом к.м.н. Анжеликой Ивановной Катамидзе. Кооператив обслуживал множество пациентов, главным образом детского и подросткового возраста. Всем пациентам без исключения делали ЭЭГ.
Среди них было много страдающих абсансами. И вот на что автор сразу обратил внимание: у больных абсансами довольно часто встречалось заикание. Общей статистики не велось. Но, несомненно, процент страдающих заиканием среди имеющих абсансы был намного выше, чем в целом среди населения.
Если состояние пациента, страдающего абсансами, улучшалось под влиянием противосудорожного лечения, то, параллельно прекращению или уменьшению числа абсансов, практически всегда наблюдалась улучшение состояния и в плане заикания.
Мы собрали данные о 52 пациентах, которые страдали заиканием. Не у всех из них были зарегистрированы клинические абсансы, но у 100% на ЭЭГ были характерные для абсансов изменения. Все эти пациенты получали лечение противосудорожными препаратами, используемыми для лечения абсансов — Антилепсин (Antelepsin©) и Сукси- леп (Suxilep©) [1, 5].
Результатом такого лечения была выраженная положительная динамика клиники заикания. Больному заиканием, у которого на ЭЭГ имеют место характерные для абсансов изменения, по нашему мнению, показано назначение противосудорожного лечения в виде препаратов, направленных на терапию абсансов.
Поэтому хотелось подробнее сказать об авторском понимании заикания как эпилептиформного по своей природе феномена.

Абсансы («малые припадки», petit mal) — одна из разновидностей эпилептического приступа  — симптом эпилепсии [2, 12]. А заикание — это нарушение «темпо-ритмической стороны» речи [6, 13].  Казалось бы — что между этими двумя понятиями, абсансами и заиканием, общего?
А общность между абсансом и заиканием такова, что это, по мнению автора, практически, одно и то же. Это два разных термина, имеющих одно и то же значение (почти синонимы). Почему почти?
Потому что заикание  — это «абортивный», т. е. неразвернутый малый эпилептический припадок. Описывая абсансы, обычно подчеркивают: «Если пациент до наступления абсанса говорил, то его речь прерывается».
Так вот, если «пациент говорит, но его речь прерывается» — то это и означает, что он заикается! Другими словами  — если абсанс клинически проявляется только нарушением речи — то такое состояние и называется «заиканием».
При абсансе (типичном) сначала останавливается речь и, только потом, отключается сознание на несколько секунд. Но, до этих нескольких секунд обычно есть очень короткий промежуток времени, когда речь уже нарушена, а сознание еще не отключено.
Ничего удивительного в этом нет. Речь — это эволюционно приобретение очень позднее. Первый язык, от которого пошли все остальные, появился всего на всего 40 тысяч лет назад. Причем это не идиш, как думают многие.
Человек не рождается говорящим — говорить он обучается (или не обучается) в процессе своего развития в рамках общения с себе подобными.  Структуры мозга, осуществляющие процесс говорения, эволюционно крайне молоды — собственно, это, вероятно, самое молодое, что в мозгу есть. А, значит, и самое уязвимое.
Поэтому возможно такое поражение мозга, которое вовлекает только процесс речи. Клинически такое поражение и проявляется заиканием. Абсанс также поражает структуры мозга поздно сформированные: только те, которые формируются к 5 годам. Именно поэтому раньше этого возраста абсансы и не возникают [3].
Патологический процесс в мозге, чаще всего, начинается с поражения эволюционно более поздних структур и продолжается вовлечением структур эволюционно более ранних. Это, например, происходит при гипогликемии и гипоксии. Именно поэтому при абсансе сначала наступает остановка речи, а только потом отключение сознания. А никак не наоборот.
В том случае, если речь отключается, но дальше процесс развития абсанса не идет, т. е. все ограничивается только остановкой в речи, а дальнейшего развития абсанса не наступает — появляется клиническая картина, которая традиционно называется «заикание».
То есть заикание — это своего рода аура (предвестник) малого эпилептического припадка (petit mal), которая, правда, совершенно не обязательно развивается в дальнейшие проявления. И лечиться заикание должно соответственно — не логопедически [13] , а эпилептологически.
Высокую частоту заикания при эпилепсии заметили довольно давно, впервые, вероятно, француз C. Fеrе; в статье «Эпилептическое заикание» в Rev. Med. 1: 115–18 [26]. Позже в литературе описали много соответствующих клинических случаев.
Например, британский психиатр Б.Дж. Болин в 1953 г. показал, что среди эпилептиков статистически достоверно чаще, чем при различных психозах, встречаются заикание, леворукость и сочетание этих явлений, расценив заикание как прогностический признак эпилепсии [20].
Промежуточную эпилепсию при некоторых типах заикания отмечали в конце 50-х годов французские неврологи [22]. А британские врачи в 70-х годах прошлого века выдвигали предположение об «органической природе некоторых форм заикания», сочетанных с эпилепсией [23–24]. Были и наблюдения о внезапном выздоровлении от заикания после «большого» эпилептического приступа [26].
У отечественных авторов тоже имеется наблюдение 2005 г. случая роландической эпилепсии у ребенка, сопровождаемой заиканием и «абсансами с улыбкой» [8]. Но медицинская мысль в этом вопросе все же находилась и доселе пребывает под табуирующим влиянием всегдашнего восприятия заикания как функционально-педагогической проблемы, проходя мимо патогенетического родства феномена абсансов и заикания.
Возможно, грозный диагноз эпилепсии не увязывается в сознании врачей и логопедов с доброкачественностью течения заикания как речевого расстройства: ведь вся остальная клиника эпилепсии при нем, как правило, не наблюдается. Развивая данный постулат, обоснуем то обстоятельство, что заикание является именно одной из форм абсансов.
Итак, заикание делят на две формы [6–7, 13, 18]:
1) Тоническую, при которой возникает пауза в речи, либо какой-то звук растягивается. Клинически возникают паузы в речи, например: «м….ячик», «авт…обус».
2) Клоническую, характеризующуюся повторением отдельных звуков, слогов или слов. Здесь всегда затрудняется произношение первого звука в слове. Звуки в данном случае повторяются, например: «м-м-м-м-м-м-мячик», «па-па-па-па-паровоз».
Собственно, эту форму и принято называть «заиканием» на бытовом уровне. То есть, под ним понимается нарушение речи, клинически проявляющееся в затруднении при переходе от первого ко второму звуку при произношении слова (обычно, начинающего фразу) [7].
Важно, что эпилептические судороги, как известно, имеют клонический или тонический характер [2–3]. Как и заикание. Далее, заикание, как и абсансы:
• Имеет выраженную генетическую предрасположенность [18]. Так, M.P. Valenti и соавт. описали в 2006 г. семью с наследственными эпилепсией и заиканием [31.]
• Возраст дебюта клинической симптоматики в обоих случаях: от 3 до 10 лет, с пиком в 4–7 лет (для заикания) и 5–6 лет (для абсансов) [3, 13].
• Для этих явлений типичен благоприятный прогноз. И заикание, и типичные абсансы или проходят с возрастом (ремиссия наступает в 90% случаев), или, по крайней мере, не обрастают дополнительной симптоматикой [3, 18].
• И абсансы [9], и заикание [18] сопровождаются одинаковыми изменениями на ЭЭГ — двусторонними, синхронными и симметричными разрядами. Такое наблюдение опубликовал еще в 1986 г. W. J. Novak [29], с тех пор они были сделаны во множестве, в том числе — и нами.
Абсансы (petit mal) сопровождаются на ЭЭГ ритмическими разрядами частотой 3 Гц регулярных комплексов спайк-волна. В дальнейшем появление технологии видео-ЭЭГ телеметрии позволило проводить чрезвычайно точную клинико-электроэнцефалографическую корреляцию [2, 9].
Заикание не так однозначно энцефалографически [15], но тенденция та же. Видео-ЭЭГ анализ позволил выявить синдром-специфические характеристики абсансов, но это не противоречит нашему постулату, как таковому.
В 2004 г. V. Michel et al. сообщали о том, что рефлекторная лобная эпилепсия может быть причиной приобретенного заикания [28]. В 2011 г. P. Kaplan & R. Stagg документировали с помощью ЭЭГ типичную картину несудорожного эпилептического статуса с очагом левой лобной (затем двусторонней лобной) локализации, клинически сопровождавшегося заиканием [25].
Собственно, только на основании данных ЭЭГ уже можно говорить о том, что заикание и абсанс — это одно и то же. А потому, заикание должно и лечиться именно так, как лечатся абсансы, и никак иначе. То есть лечиться противоэпилептическими лекарствами, предназначенными для лечения абсансов.
В 1945 году появился первый препарат для лечения абсансов — Триметадион (Lennox©). С тех пор лекарств против абсансов выпущено множество [1, 5, 11]. Вот ими, по мнению автора, и нужно лечить заикание.
Применение противоэпилептических средств во многих опубликованных ранних наблюдениях, например, R. Baratz & M.M. Mesulam (1981) способствовало лечению имеющегося у больных эпилепсией или эпилептиформными расстройствами заикания [19]. Но именно антиабсансная терапия, по нашему опыту, наиболее эффективна.
Подчеркнем, что заикание определяется как нарушение речи, проявляющееся непроизвольными остановками в момент высказывания или вынужденными повторениями отдельных звуков и слогов [6–7], что происходит вследствие судорог мышц речевого аппарата — мышц гортани [15].
Таким образом, при нём двигательные речевые центры головного мозга возбуждаются. Отсюда, кстати, и само русское название «заикание» — спазмы напоминающие икоту.
Фокальная (очаговая) эпилепсия — это эпилепсия, при которой на фоне сохраненного сознания происходит непроизвольное сокращение группы мышц, отвечающих за некую функцию [2, 4, 21, 25]. Например, за функцию речи….
Но, на самом деле, к фокальной эпилепсии заикание не имеет прямого отношения. Заикание — это именно абсанс, недоразвившийся до состояния отключения сознания.
Вследствие этого в литературе нередко отмечают заикание в качестве побочного эффекта противоэпилептических лекарств: лекарство, облегчая состояние больного, подавляет «большие» приступы, и последние заменяются «недоразвившимися» абсансами, а внешне все выглядит, как появление у пациента заикания под влиянием лекарства.
Проблема недооценки роли эпилептологического механизма заикания существует: на форумах пациентов-эпилептиков в изобилии встречаются самонаблюдения о связи эпилепсии с заиканием, но их вопросы остаются, как правило, без медицинского ответа [33], так как профессиональное сообщество эпилептологов пока в массе своей не привержено радикальному изменению трактовки патогенеза заикания.
Тем более не укоренена такая идея в среде логопедов. В заключение выразим надежду, что данная публикация будет содействовать необходимому прогрессу в этом вопросе.

БИБЛИОГРАФИЯ
1. Антиконвульсанты в психиатрической и неврологической практике / Под ред. А. М. Вейна, С. Н. Мосолова. СПб.: МИА, 1994: 336 с.
2. Болдырев А. И. Эпилепсия у взрослых. 2-е изд., перераб. и доп.. М.: Медицина, 1984: 288 с.
3. Болдырев А. И. Эпилепсия у детей и подростков. М.: Медицина, 1990: 318 с.
4. Бурд Г. С. Международная классификация эпилепсии и основные направления ее лечения. Журн. невропатол. и психиатр. 1995; 95 (3): 4–12.
5. Громов С. А., Лобзин В. С. Лечение и реабилитация больных эпилепсией. СПб.: Образование, 1993: 236 с.
6. Заикание. Под ред. Н. А. Власовой и К.П. Беккера М.: Медицина, 1983: 256 с.
7. Корецкая В. П. Заикание. Причины, виды, лечение патологии. Интернет-ресурс, URL: http://www.polismed. com/articles-zaikanie-prichiny-vidy-lechenie-patologii.html (дата доступа 31.03.2016).
8. Михнович В. И., Старовойтова Т. Е., Королева Н. В., Дутова Н. Я., Таскаева Т. В. Полиморфизм клинико-неврологических проявлений у детей при регистрации роландических комплексов на ЭЭГ. Бюлл. ВСНЦ СО РАМН (Иркутск), 2005; 5: 169–172.
9. Окуджава В. М. Нейрофизиологические механизмы эпилепсии. Тбилиси: Мецниереба, 1980: 262 с.
10. Павлов И. П. Внутреннее торможение условных рефлексов и сон — один и тот же процесс. ПСС, изд. 2-е, М.: Изд-во АН СССР, 1951–54; 3 (1): 382.
11. Погодаев К.И. Этиология, патогенез и лечение эпилепсии. М.: Медицина, 1986.
12. Сараджишвили П. М., Геладзе Т. Ш. Эпилепсия. М.: Медицина,1977: 304 с.
13. Селивестров В. И. Заикание у детей. Психокоррекционные и дидактические основы логопедического воздействия М.: ГИЦ ВЛАДОС, 2001: 186 с.
14. Соболевская П. А., Строев Ю. И., Чурилов Л. П. Синдром гипокальциемии во врачебной практике. Здоровье  — основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения 2015; 10 (2): 624–32.
15. Фесенко Ю. А., Лохов М. И. Заикание: история и обзор современного состояния проблемы. Вестн. С.-Петер- бургск. ун-та. Сер. 11. Медицина, 2015; 3: 93–107.
16. Чурилов Л. П., Строев Ю. И., Колобов А. В. (ред.) Толковый словарь избранных медицинских терминов: эпонимы и образные выражения. СПб.: ЭЛБИ-СПб., 2010: 127–128.
17. Чурилов Л. П., Шишкин А. Н., Утехин В. И. Совместивший несовместимое: к 150-летию со дня рождения Николааса Филипа Тенделоо. Арх. патол. 2015; 77 (1): 86–8.
18. Шкловский В. М. Заикание М.: Наука, 1994. 256 с.
19. Baratz R., Mesulam, M. M. Adult-Onset Stuttering Treated With Anticonvulsants. Arch Neurol. 1981; 38 (2): 132. doi:10.1001/archneur.1981.00510020090016.
20. Bolin B. J. Left-Handedness and Stuttering as Signs Diagnostic of Epileptics. Brit. J. Psychiat. 1953; 99 (416): 483– 488; DOI: 10.1192/bjp.99.416.483
21. Bromfi eld E. B., Cavazos J. E., Sirven J. I., eds. An Intro- duction to Epilepsy. West Hartford (CT): American Epilepsy Society Publisher; 2006. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/ books/NBK2510/ (access date: 31.03.2016).
22. Guillaume J., Mazars G., Mazars Y. ;pilepsie interm;diaire dans certains types de b;gaiement. Rev. Neurol. (Paris). 1957; 96 (1): 59–61.
23. Hamre C. E. A comment on the possible organicity of stuttering. Br J. Disord Commun. 1972; 7 (2):148–50.
24. Ives L. A. Learning diffi  culties in children with epilepsy. Br J Disord Commun. 1970; 5(1):77-84.
25. Kaplan P. W., Stagg R. Frontal lobe nonconvulsive status epilepticus: a case of epileptic stuttering, aphemia, and

REFERENCES

1. Antikonvulsanty v psihiatricheskoy i nevrologicheskoy praktike [Anti-convulsant drugs in psychiatric and neurological practice] Eds A. M. Vein, S. N. Mosolova. MIA Publisher: Saint Petersburg,1994: 336 P.
2. Boldyrev A. I. Epilepsiya u vzroslykh [Epilepsy in Adults]. 2nd ed. Meditsina Publishers: Moscow, 1984: 288 р.
3. Boldyrev A. I. Epilepsiya u detey i podrostkov [Epilepsy in Children and Adolescents]. Meditsina Publishers: Moscow, 1990: 318 р.
4. Burd G. S. Mezhdunarodnaya klassifi katsiya epilepsii i osnovnye napravleniya eyo lecheniya [International clas- sifi cation of the epilepsy and basic trends of its treatment]. Zhurn. nevropatol. i psichiatr. 1995; 95 (3): 4–12.
5. Gromov S. A., Lobzin V. S. Lecheniye I reabilitatsiya bol’nykh epilepsiey [Treatment and Rehabilitation of the Epileptic Patients]. Obrazovanie Publishers: Sainrt Petersburg, 1993: 236 р.
6. Zaikanie [Stuttering] Eds N. A. Vlasova, K.-P. Becker. Meditsina Publishers: Moscow, 1983: 256 P.
7. Koretskaya V. P. Zaikanie. Prichiny, vidy, lechenie [Stuttering. Causes, kinds, treatment]. URL: http://www. polismed.com/articles-zaikanie-prichiny-vidy-lechenie- patologii.html (accessed: 31.03.2016).
8. Mikhnovich V. I., Starovojtova T. E., Koroleva N. V., Dutova N. Ya., Taskaeva T. V. Polimorfi zm kliniko- nevrologicheskih proyavlenij u detey pri registratsii rolandicheskih kompleksov na EEG [Polymorphism of clinical and neurological manifestations in children with registration of rolandic complexes on EEG]. Bull. East Siberian Scientifi c Centre Siberian Division of RAMS (Irkutsk), 2005; 5: 169–172.
9. Okudzhava V. M. Neirofi ziologicheskie mekhanizmy epilepsii [Neurophysiological Mechanisms of Epilepsy]. Metsniereba Publishers: Tbilisi, 1980: 262 р.
10. Pavlov I. P. Vnutrennee tormozhenie uslovnykh refl eksov i son  — odin i tot zhe process [Internal inhibition of conditional refl exes and sleep — is the same process. Omnibus 2nd edition, Acad. Sci. USSR Publishers: Moscow, 1951–54; 3 (1): 382.
11. Pogodayev K. I. Etiologiya, patogenez i lechenie epilepsii [Etiology, Pathogenesis and Treatment of Epilepsy]. Meditsina Publishers: Moscow, 1986.
12. Saradzhishvili P. M., Geladze T. Sh. Epilepsiya [Epilepsy]. Meditsina Publishers: Moscow, 1977: 304 р.
13. Selivestrov V. I. Zaikanie u detej. Psihokorrekcionnye i didakticheskie osnovy logopedicheskogo vozdejstvija [Stuttering in children. Psycho-corrective and Didactical Bases of Speech Therapeutic Intervention]. GIC VLADOS Publishers: Moscow, 2001: 186 р.
14. Sobolevskaya P. A., Stroev Yu. I., Churilov L. P. Sindrom gipokal›ciemii vo vrachebnoj praktike [Syndrome of hypocalcaemia in medical practice]. Zdorov›e — osnova chelovecheskogo potenciala: problemy i puti ih reshenija. 2015; 10 (2): 624–32.
15. Fesenko Yu. A., Lohov M. I. Zaikanie: istorija i obzor sovremennogosostojanija problemy [Stuttering: History and review of current status of the problem]. Vestn. S.-Peterburgskogo universiteta Ser. 11. Meditsina, 2015; 3: 93–107.
16. Churilov L .P., Stroev Yu. I., Kolobov A. V. (Eds) Tolkovyj slovar› izbrannyh medicinskih terminov: eponimy i obraznye vyrazhenija [Explanatory Dictionary of Selected Medical Terms: Eponyms and Figurative Expressions]. ELBI-SPb Publishers: Saint Petersburg 2010: 127–8.
17. Churilov L. P., Shishkin A. N., Utekhin V. J. Sovmestivshij nesovmestimoe: k 150-letiju so dnja rozhdenija Nikolaasa Filipa Tendeloo [One, who could reconcile the irreconcilable (on the occasion of the 150th anniversary of Nicolaas Philip Tendeloo’s birth)]. Arh. Patol. 2015; 77(1); 86–8.
18. Shklovskij V. M. Zaikanie [Stuttering] Nauka Publishers: Moscow, 1994: 256 р.
19. Baratz R., Mesulam, M. M. Adult-Onset Stuttering Treated With Anticonvulsants. Arch Neurol. 1981; 38  (2): 132. doi:10.1001/archneur.1981.00510020090016.
20. Bolin B. J. Left-Handedness and Stuttering as Signs Diagnostic of Epileptics. Brit. J. Psychiat. 1953; 99 (416): 483–488; DOI: 10.1192/bjp.99.416.483
21. Bromfi eld E. B., Cavazos J. E., Sirven J. I., eds. An Introduction to Epilepsy. West Hartford (CT): American Epilepsy Society Publisher; 2006. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/ NBK2510/ (access date: 31.03.2016).
22. Guillaume J., Mazars G., Mazars Y. ;pilepsie interm;diaire dans certains types de b;gaiement. Rev. Neurol. (Paris). 1957; 96 (1): 59–61.
23. Hamre C. E. A comment on the possible organicit of stuttering. Br J Disord Commun. 1972; 7 (2): 148–50.
24. Ives L. A. Learning diffi  culties in children with epilepsy. Br J Disord Commun. 1970; 5 (1): 77–84.
25. Kaplan P. W., Stagg R. Frontal lobe nonconvulsive status epilepticus: a case of epileptic stuttering, aphemia, and aphasia  — not a sign of psychogenic nonepileptic seizures. Epilepsy Behav. 2011; 21 (2): 191–5. doi: 10.1016/j. yebeh.2011.03.028.
26. Lebrun Y., Fabbro F. Language and Epilepsy. 2nd ed. Wurr Publisher Ltd: London, Philadelphia, 2005: 57–62, 121.
27. Louveau A., Smirnov I., Keyes T. J., …Kipnis J. et al. Structural and functional features of central nervous system lymphatic vessels. Nature 2015; 523: 337–41. doi:10.1038/nature14432
28. Michel V., Burbaud P., Taillard J., Gaida T., Joseph P. A., Duch; B., Bioulac B. Stuttering or refl ex seizure? A case report. Epileptic Disord. 2004; 6 (3): 181–5.
29. Nowack W. J. Adult onset stuttering and seizures. Clin Electroencephalogr. 1986; 17 (3): 142–5.
30. Toledano M. et al. Utility of an immunotherapy trial in evaluating patients with presumed autoimmune epilepsy. Neurology. 2014; 82: 1578.
31. Valenti M.P., Rudolf G., Carr; S., Vrielynck P., Thibault A., Szepetowski P., Hirsch E. Language-induced epilepsy, acquired stuttering, and idiopathic generalized epilepsy: phenotypic study of one family. Epilepsia. 2006; 47 (4): 766–72.
32. Wiener N., Rosenbluth A. The mathematical formulation of the problem of conduction of impulses in a network of connected excitable elements, specifi cally in cardiac muscle. Arch. Inst. Cardiol. Mex. 1946; 16: 205–65. 33. URL: http://www.epilepsy.com/connect/forums/living-epilepsy- adults/stutter-side-eff ect-epilepsy (accessed 31.03.2016).

0

6

Как киликийские армяне алавитами стали

Алавиты являются потомками населения армянского Киликийского царства. Начало Киликийского царства относят к 1080 году, а пало Киликийское царство в 1375 году. Уцелевшее в горных районах северо-западной Сирии и южной Турции население в какой-то степени сохранило свою изначальную религию, которая претерпела лишь ограниченное воздействие ислама. В настоящее время общая численность алавитов — более двух миллионов человек. Большинство проживает в Сирии (около 2-х млн, по различным оценкам — от 11 до 15% населения страны), прежде всего в районе Латакии-Тартуса. Это горные районы, очень напоминающие территорию Армении. Алавиты также компактно расселены в районах Хамы и Хомса.
В Турции алавиты проживают главным образом в так называемой сирийской части Турции (в районе Александретты); несколько десятков тысяч алавитов расселены в турецких провинциях Хатай, Адана и Ичель (г.Мерсин). Есть несколько тысяч алавитов и в Ливане. Около 2000 алавитов проживают на принадлежащих ныне Израилю Голанских высотах (в одной, пограничной с Ливаном деревне).
В рамках французского мандата с 1922 г. по 1936 г. существовало государство алавитов. Алавитское государство включало два бывших санджака — Латакийский (области Латакия, Джебле, Банияс, Масьяф, Хафера) и Туртусский (области Тартус, Сафита, Телль-Калях). Кроме 176 тыс. алавитов на территории этого государственного образования проживали 52 тыс. суннитов, 44,5 тыс. христиан, 4,5 тыс. исмаилитов. С 1930 г. Алавитское государство имело и свою конституцию. 5 декабря 1936 г. Алавитское государство было присоединено к Сирии в соответствии с указом N 274 французских властей. Французы настояли на сохранении административной и финансовой самостоятельности за районом Латакии, который окончательно вошел в состав Сирийской Республики в апреле 1946 г.
Сирийские алавиты, боявшиеся попасть под власть мусульман-суннитов, начали, во-первых, декларировать принадлежность алавизма к исламу (первая такая декларация была сделана в июле 1936 г.), а во-вторых — упорно стремиться к занятию престижных постов в Сирии, что им и удалось в 1971 г., когда алавит Хафез Асад стал президентом Сирии. Это вызвало негодование суннитского большинства населения Сирии, указывавших, что по конституции президентом Сирии может быть только мусульманин. В ответ на это в 1973 г. в Сирии было осуществлено официальное признание алавитов мусульманами (шиитами). Хотя, с точки зрения теологии, с таким же успехом их можно признать и христианами. Алавиты отвергают обрядовые и моральные запреты ислама; обожествляют Иисуса, признают христианских апостолов, некоторых святых и мучеников, в дни почитаемых христианских святых называют себя их именами, справляют христианские праздники (Рождество, Пасху).
Хотя главная священная книга алавитов “Китаб аль-Маджму” содержит 16 сур и по форме является явным подражанием Корану. В религиозной доктрине алавитов остаточный исмаилитский ислам сочетается с элементами древневосточных астральных культов и христианства. Алавиты почитают солнце, луну, верят в переселение душ, отмечают ряд христианских праздников, носят христианские имена. Алавиты верят также в божественную троицу, к ликам которой они относят имама Али, пророка Мухаммеда и Салмана аль-Фарси (один из сподвижников Мухаммеда). За пределами Сирии алавитов не признают мусульманами, но в Сирии они считаются субобщиной шиитов, так как, согласно сирийской конституции, президентом страны может быть только мусульманин, и признание алавитов мусульманами открывает им дорогу к власти. Вся сирийская элита, включая президента Асада — алавиты.
…Процесс постепенного сближения алавитов с шиитами-имамитами (или шиитами-двунадесятниками), составляющими подавляющее большинство шиитов в мире, был инициирован Хафезом Асадом и продолжен его сыном Башаром Асадом. В алавитских селениях стали строить мечети, алавитов побуждали к соблюдению поста рамадан и других мусульманских обрядов. Хотя этой политике шиитизации алавиты сопротивлялись как могли.
…А те армяне, которые сохранили свою религию, остались армянами. Сейчас алавиты и армяне — это два различных народа. Тем более что в настоящее время и языки у них разные. На захваченных ими территориях арабы всегда принуждали покоренное население переходить на арабский язык. Так что и алавиты перешли с армянского на арабский.
Но для того чтобы стать разными народами, вполне достаточно поменять религию. Сербы и хорваты говорят на одном языке, который так и называется сербохорватский. Их разделяет только то, что хорваты католики, а сербы православные. А так это, в общем-то, один народ. Еще одна часть этого народа, которая исповедует ислам, называется босняками и живут они в ныне независимой Боснии-Герцеговине. Разная религиозная принадлежность настолько разделила этот народ, что еще совсем недавно они между собой жестоко воевали.
Евреи и финикийцы — это один и тот же народ. Иврит и финикийский язык — это один и тот же язык. Разница только в религии. Евреи исповедовали (и исповедуют) иудаизм, а финикийцы были язычниками. В результате евреи — это евреи, а финикийцы — это совсем другой народ. Религия, если она разная, то это действительно опиум для народа. Народ, столкнувшись с такой проблемой, обычно распадается.

PS. Эта моя концепция возникновения этно-конфессиональной общности «алавиты» получила широкое распространение и упоминается в различных источниках

0

7

Всемирное похолодание, чума и великие исламские завоевания

— ...Значит, тебя, нехристь, глобальное потепление не пугает?
— Меня, кукла Лена, пугает глобальное похолодание.
— Это почему же?
— Потому что глобальное похолодание, которое происходит каждые 700 дет, всегда сопровождается стремительной экспансией ислама.
Резкое похолодание климата, вызвавшее «Юстинианоу чуму», унесло жизни половины жителей Средиземноморья в середине VI века. Что сделало возможным арабскую экспансию в этом регионе.  При этом южное Средиземноморье, от чумы пострадавшее особенно сильно, было почти полностью арабизированно.
Примерно через 700 лет, в ХIV веке, вновь резкое похолодание — и эпидемия чумы, пик которой пришёлся на 1346—1353 годы, когда, по разным оценкам, от болезни погибло от 30 до 60 % населения Европы. В этот раз, после эпидемии чумы, которая опустошила Византийскую империю чуть ли не под ноль, тюрки захватили ее территорию. И вновь, остатки коренного населения были частично вырезаны, частично ассимилированы.
— А что — тогда кочевники в своих пустынях не страдали от глобального похолодания?
— Не только не страдали, а совсем наоборот. Потому что во время глобального похолодания пустыни всегда перестают быть пустынями и в них в разы вырастает количество осадков.
Я 20 лет прожил в южном Израиле, то есть в типичной ближневосточной пустыне. Если там температура опускается до +5 +3 градусов - дождь идет всегда, обычно ночью, исключений не бывает. Если же температура выше +10 градусов - дождей не бывает в принципе.
А превращение пустыни в саванну приводит там к демографическому взрыву у обитающих в пустынях кочевников. Их численность в разы увеличивается в течение жизни одного поколения.
И, в результате этих погодных катаклизмов, орды завоевателей-кочевников обрушиваются на обезлюдившие от неурожаев и эпидемий земледельческие очаги цивилизации. Татаро-монгольское нашествие тому пример...
...И вот теперь проходит еще 700 лет, наступает 21 век, к концу которого западная Европа, всякие там Франции и Германии, станут странами победившего шариата.
— Ишь ты! Оказывается, твои размышления уходят в далеко вглубь веков и на лоно природы.
— На лоно, кукла Лена. Именно туда. Иногда упиваться своей архаизацией бывает так приятно!
— Опять лапает он меня. Не куда не денется от тебя мое лоно, да погоди ты! А пока лучше скажи — что, следующие поколение советских людей будет жить при победе паранджи? В связи с чем вопрос — а зачем, когда я готовлю, ты всегда снимаешь с меня халат?
Нет, я понимаю — в функции содержанки входит не только непосредственно постель, но и весь комплекс услуг вокруг этого. Но, все-таки, удовлетвори мое любопытство.
— Постараюсь объяснить тебе это в бытовых терминах, кукла Лена. Мой папа был офицером, и мы периодически переезжали с гарнизона в гарнизон. Я поменял четыре школы, пока не получил аттестат зрелости. Потом учился в мединституте в Ленинграде, потом жил в Москве, потом ухал в Израиль, где за 20 лет поменял три квартиры. Потом вернулся в Россию и сейчас осел в Новом Уренгое.
То есть, мне всю жизнь не хватало стабильности, ощущения родного насиженного очага. А ничто так не создает ощущение уюта, как гений чистой красоты, которая, полуобнаженная, возится с кастрюлями на твоей теплой кухне.
— Где стоит клетка с попугаем, который разбрасывает шелуху от семечек по всей вышеупомянутой кухне. И, при этом, что немаловажно, за окном полярная ночь. Да не лапай ты меня — приятно ему.
На тебя, как и нашего гендира (см. картинку над текстом) это производит эффект разорвавшейся секс-бомбы, как я посмотрю. Его узбечка мне рассказывала, что он тоже заставляет готовить ему плов в одних трусиках. Такой же маловменяемый идиот, как некоторые.
— Кукла Лена, это же совсем не то! У них же нет попугая.
— С попугаем совсем другое дело, понимаю. От переизбытка чувств так и хочется обнять асфальт и плакать навзрыд.
Впрочем, я тебя понимаю. Насилу нашёл, тут же набросился, фиксировал на заднем сидении своего УАЗе Патриоте, после чего и женился по любви. А сейчас не может наиграться. Медовый месяц в четыре года, блин. Что еще раз обнажает твою задумчивую, размышляющую суть.
— «Именно», — как говорит наш попугай. Мудрейшая, кстати, птица. Надо ей купить вкусных семечек, как в «Солнечном» будем.
— Угу. Евреям свойственно комично всплескивать руками и поражаться самым обычным вещам. Не лапай меня, обормот, я занята. Ладно бы, ты просто снимаешь с меня халат. Но ты еще норовить меня обляпать. Ты что, когда эстетически наслаждаешься картинами в Эрмитаже, тоже их облапываешь и целуешь?
— Кукла Лена, Эрмитаж — это суррогат. Как чтение душеполезных журналов с неприличными картинками. Истинное эстетическое наслаждение я получаю разглядывая только тебя.
— Правда? Как приятно иметь дело сугубо только с возвышенными, высокодуховными и кристально честными представителями Малых народов Севера.
А я-то, в темноте своей серости, думала, что для тебя являюсь просто теплой мягкой коровой, вымя которой нуждается в постоянной бережной дойке. А тут вон оно как!
— Ну и напрасно ты так думала, кукла Лена. Евреи никогда не упрашивали помещика выделить им липы на рубку для изготовления лаптей. Как гласит еврейская народная мудрость: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача!».
— И это я слышу от человек, который с совершенно серьезным ****ьником утверждает, что...
— Не говори так, кукла Лена. Это может нанести вред моей нервной системе, которая и так расшатана суровыми погодными условиями Крайнего Севера.
— Я вообще ничего больше не буду говорить. Потому что выключила плиту и готова, как юная пионерка, к выполнению своих прямых обязанностей. Только инсулин сначала уколи.
— Умеешь же ты, кукла Лена, превращать повседневные ритуалы в настоящий праздник...

0

8

Неврозы и неврозоподобные состояния

Главный принцип коммерческой медицины звучит следующим образом: «Любому платежеспособному пациенту показано бесконечное во времени дорогостоящее лечение и (или) такое по своим денежным характеристикам обследование. Реальный диагноз при этом может быть любой, включая «Практически здоров».
Возможный и даже неизбежный вред здоровью, наносимый данным лечением и обследованиями пациенту, признается несомненно оправданным по сравнению с той экономической пользой, которую получает врач в результате проведения данных лечебных и диагностических процедур.
Результат такого подхода, к примеру — каждые третьи роды в США происходят путем кесарева сечения. США тратят на медицинское обслуживание половину всех мировых расходов на здравоохранение. При этом 15% населения США медицинской страховкой не охвачены вообще.
При этом по средней продолжительности жизни, 79,8 лет, США занимают почетное 36-ое место. На первом месте находится Япония - 84.6 года. Разрыв значительный.
Этот философско-экономический подход и породил еще на заре возникновения медицины как науки диагноз «Невроз». С тех пор это король медицинских диагнозов — он самый распространённый. Однажды поставленный диагноз «Невроз» лечат всю жизнь, что требует от пораженного этим диагнозом несчастного напряжения всех душевных и финансовых сил.
Ключевым и единственным критерием выздоровления от невроза является неспособность или стойкое нежелание пациента оплачивать психотерапевтическое лечение своего безрадостного самочувствия.
Понятие «невроз» было введено в медицину в 1776 году шотландским врачом Уильямом Калленом. С тех пор  общепринятого определения данный термин так и не получил и не получит никогда. Но пользуются им очень широко как в быту, но это ладно, так и в медицине, а вот это печально.
Тут возможны самые смелые догадки. К примеру, Президент России Владимир Путин и гимнастка Алина Кабаева как-то появились на публике с надетыми на безымянные пальцы правой руки кольцами. Это дало повод предположить, что они тайно заключили брак. Причем друг с другом.
Но обычно под термином «невроз» понимают некие неприятные ощущения тела и движения души, которые вызваны «психотравмой». На вопрос: «Что такое «психотравма»? так же существует самый широкий разброс ответов, все из которых являются правильными.
Дешёвая трагедия в стихах, к примеру. «Уильям, где ты?». Но молчит Уильям. «О Йорике, что ли, задумался?». Или — девушка вдруг обнаружила себя абсолютно голой. Чем не психотравма для приличной девушки?
У кого-то родители состоят в однополом браке. Или вот — участник протеста, обладающий устойчивой репутацией гомосексуалиста, был найден с отрезанной головой около Верховной Рады…
— А у кого-то выпивка на первом плане.
— …А у певицы Шер, вообще, бывшая дочь Чез Боно ныне — ее сын. Вещь неслыханная даже для индийского кинематографа.
Ну и как тут поднять выпавшее из ослабевших рук знамя? Да тут любой побежит к психотерапевту! Впрочем, Европа так культурно оскотинилась — всюду царят содомия и разврат. А потому может это и никакая психотравма вовсе?
Таким нам так и хочется бросить в лицо:

Нам не забыть стальной и грозной силы,
Когда дышала гибелью земля,
Когда луганский слесарь Ворошилов
Водил полки по скошенным полям.

Это и будет самая что ни наесть наша советская психотерапия самой высокой пробы в ответ на их упаднический и погрязший в копании в низменных инстинктах представителей эксплуататорских классов психоанализ.
В нашем же обществе строителей светлого будущего, где эксплуатация человека человеком изжита как класс, изжита как класс и лженаука психоанализ. Эта продажная девка американских империалистов и их прихлебателей мировых иудо-космополитов. И мы живем в светлом мире учения Ивана Петровича Павлова об условных и безусловных рефлексах.
Но, не смотря на то, что само понятие «Невроза» не определено, существует огромное количество классификаций неврозов разной степени веселости. Обычно пронизанных глубоким и неподдельным интересом к обстоятельствам половой жизни пациента.
Неврозам давно присвоено высокое звание медицинских диагнозов. А медицинский диагноз, то есть заболевание, предполагает собой лечение. И вот здесь и начинается подлинный праздник души. Потому что неврозы лечат психотерапией.
Психотерапия — это разновидность эстрадного разговорного жанра, который принят в медицине в качестве якобы лечебного воздействия на любое заболевание вообще. Но на невроз в особенности.
— Эротические прикосновения порождают в мужчинах эрекцию.
— Святые слова, кукла Лена, святые слова. Если за ними следуют соответствующие действия, конечно. Мужчины вначале обращают внимание на женские ноги, после чего, обычно долго и пристально, смотрят на грудь. Что давно замечено и психотерапевтами, и психотерапевтихами. Поэтому я продолжу.
Методов психотерапии великое множество, точно они не определены и им свойственно, как и любому эстрадному жанру, без видимой границы переходить из одного в другой.
— И почему такие интриги? А кстати, ты, пожилой семит, меня любишь?
— Какие могут быть сомнения? Твой бюст, кукла Лена, служит залогом незыблемости наших отношений.
А интриги потому, что в эстраде без интриг в принципе не бывает. И, во-вторых, за психотерапевтическое «лечение» со страдающего «неврозом» ты можешь брать деньги до бесконечности. «Есть у психотерапии начало, нет у психотерапии конца», — как сказал Владимир Владимирович правда по другому поводу.
— И Путин такое сказал!?
— При чем тут Путин, богохульница. Ты у меня, кукла Лена, прямо второй Каспаров какой-то. Владимир Владимирович Маяковский это сказал. Который «Облако в штанах».
— Что в штанах!? Кошмар какой!
— В штанах широкие штанины, а в них краснокожая паспортина. Кукла Лена, давай пока оставим эту тему.
— Ладно, оставим пока, жидомасон-развратник. Но я у мамы все равно уточню, она у себя в секс-шопе и не такое видела. Краснокожая паспортина для нее вообще ерунда.
Слушай, Санитар, ты все заешь, а у негров паспортина тоже краснокожая?
— Кукла Лена, я тебе что сказал!
— Ладно, ладно, больше не буду, чего пристал? А ты тогда расскажи, что же в реальности скрывается за диагнозом «невроз»?
— Неврозоподобные состояния. Такая вот изюминка размером с арбуз. Которые вызваны, к примеру, соматическими причинами.  Об этом подробнее.
— Дофамин, кукла Лена, является нейромедиатором, который образуется в мозге, где и вызывает чувство счастливого блаженства. С другой стороны, возлюбленная мной кукла Лена, там же существует и другой нейромедиатор под названием норандреналин,  который будит и в людях, и животных тревожное беспокойство.
Дофамин + норадреналин = постоянная величина. То есть, чем больше дофамина — тем меньше норадреналина, и наоборот. И, соответственно этим величинам, душа человеческая или же пребывает в счастливом блаженстве, или бывает взвинчена и тревожна.
А все неврологические и психологические расстройства, они же «неврозы», вроде депрессии, повышенной тревоги и прочих душевных мук и терзаний, вызваны именно с нарушением баланса между этими нейромедиаторами.
В организме присутствует механизм, который регулирует соотношение дофамина и норадреналина. Оный механизм в народе зовут «Дофамин-гидроксилаза». Работает Дофамин-гидроксилаза по принципу переключателя: одна часть фермента осуществляет реакцию по превращению, а другая выгружает продукт (норадреналин) и загружает новый субстрат (дофамин), после чего обе части Дофамин-гидроксилазы меняются ролями.
Как все в живом организме, система работы дофамин-гидроксилазы иногда нарушается. И эти нарушение его функции связаны с тем, что специалисты по человеческим душам называют «психическими расстройствами».
Низкая активность белка, а Дофамин-гидроксилаза является именно белком, связана с уязвимостью к психическим заболеваниям. Теперь, что обычно скрывается за диагнозом невроз:
1). Стойкое нарушение регулирования уровня дофамина-норадреналина приводит к так называемым психо-соматическим заболеваниям, к примеру, к серьезным сердечно-сосудистым заболеваниям, таким как стенокардия или гипертония.
Промежуточные состояния между уже не нормой, но еще не резвившейся сосудистой психо-соматикой и дают симптоматику, которую обычно диагностируют как «невроз».
2). Скрытые (ларвированные, то есть замаскированные) депрессии. Это когда соматическая симптоматика, причина которой не в соматических нарушениях, а в депрессии.
Причины такого феномена понятны — эмоции связаны с вегетатикой, К примеру, когда ты, кукла Лена, смущаешься — ты становишься пунцовой. Это с тобой случается редко, но бывает. То есть, эмоциональные феномены и в тебе вызывают феномены вегетативные и наоборот.
3). В СССР существовал диагноз «неврозоподобная шизофрения». То есть симптоматика не выходит за рамки неврозоподобной, но это шизофрения. Часто при этом присутствует дисморфофобия, то есть фактически паранойяльный бред по отношению к своим мнимым или реальным физическим недостаткам.
Нервная анорексия — типичная дисморфобия, которая бывает только в рамках неврозоподобной шизофрении. Не смотря на то, что о нервной анорексии говорят всякое.
Но потом СССР пал в неравной борьбе, после чего империалистические хищники диагноз «Неврозоподобная шизофрения» извели. В изведенной под корень, но широко представленной в природе «неврозоподобной шизофрении» имеют место симптомы, напоминающие невротические, но вызванные шизофренией.
— А теперь, значит, прозрели? Или, не приведи Господь, ею заболели?
— Кукла Лена, не прерывай меня посреди доклада. Я же на трибуне! Так вот, собственно невроз в психиатрическом понимании этого термина — это в первооснове неадекватная (неадекватно сильная и «извращенная») реакция психики на внешний раздражитель. То есть нечто специфически душевное.
Другими словами, под маской медицины здесь мы имеем место со смесью эстрады и теологии. Причины понятны. За рекомендацию принять таблетки взять такое же количество денег, что и многосерийное эстрадно-цирковой представление, сложно.
Медицина же, в своем первоначальном значении этого слова, отвечает на вопрос «о вызванных психотравмой» душевных и физических муках следующим образом:
— Нет, Санитар, ты от ответа уходишь. А ты о выпивке, о выпивке расскажи!
— В следующий раз кукла Лена. А сейчас я хочу спать. Причем, хочу особо обратить твое внимание, с тобой.

0

9

Критика понятия "Невроз"

Вышел ежегодник «Здоровье-основа человеческого потенциала. Проблемы и пути их решения». том 11 за 2016 год. Где опубликована эта моя статья. В связи с чем поздравляю всех с новой победой отечественной науки над отечественным, а так мировым мракобесием. Ура, товарищи! Принимаю поздравления.

Преамбула

Вначале хотелось бы определиться в терминах.
Первое. Под термином «болезнь» понимается только то состояние, которое по определению имеет и патогенез, и патофизиологию. А потому имеет и симптоматику в рамках медицинских понятий.
То есть, если мы рассматриваем паранойяльный бред, то мы имеем в виду характерное нарушение мышления. При этом фабула бреда, не будучи медицинской категорией, этот бред, с точки зрения медицины, никак не описывает.
Фабула бреда может быть предметом рассмотрения психологии, социологии, этнографии, еще чего-то. Но не медицины. Термин «бред ревности», при всем моем уважении к Отелло, к медицине не имеет отношения никакого.
Второе. Исходя из первого, лечением заболевания, может быть только и исключительно воздействие на его патофизиологические механизмы, причем факторами материальными. Поэтому хиромантия, психотерапия, сглаз и наговоры являются по определению лженауками, причем в совершенно одинаковой степени как буржуазными, так и рабоче-крестьянскими.
Третье. Причины заболевания могут носить только и исключительно материалистический характер (микроорганизмы, травмы, интоксикации, наследственные дефекты и т. д.). Факторы же социального, психологического, астрального и какого-либо еще характера, относящиеся к духовной сфере, по определению не могут быть:
1. Причиной заболевания
2. Симптомом заболевания
3. Способом лечения заболевания

Только такой подход ставит четко очерченные границы самого понятия «медицина», отделяя от нее то, что медициной не является.
Во всех медицинских дисциплинах такой подход уже является общепринятым лет сто, исключением является только психиатрия. Поэтому далее будут рассматриваться вопросы скорее психиатрические.
Таким подходом отделяется от медицины как несуществующие, хотя активно употребляемые в психиатрии понятия, каковыми является диагноз «невроз», симптом заболевания (патологического состояния) «социальная дезадаптация» и метод лечения «психотерапия».

Неврозоподобные состояния

Понятие «невроз» было введено в медицину в 1776 году шотландским врачом Уильямом Калленом. С тех пор  общепринятого определения данный термин так и не получил и не получит никогда. Но пользуются им очень широко как в быту, но это ладно, так и в медицине, а вот это уже печально.
Под диагнозом «невроз» в подавляющем большинстве случаев скрываются «неврозоподобные состояния». Что понимается автором под термином «неврозоподобные состояния»?
При любой дизрегуляции существует некий промежуток, когда уже есть нездоровье, но еще нет сформированного заболевания. Это состояние обычно попадает под диагноз «неврозоподобное состояние», что  правильно, или «невроз», что в корне неверно.
Что имеется в виду в данном случае под термином «дизрегуляция»? Приведу два примера.
1). Дофамин является нейромедиатором, который образуется в мозгу, где и вызывает чувство счастливого блаженства. С другой стороны, там же существует и другой нейромедиатор под названием норадреналин,  который будит тревожное беспокойство.
Дофамин + норадреналин = постоянная величина. То есть, чем больше дофамина — тем меньше норадреналина, и наоборот. И, соответственно этим величинам, душа человеческая или же пребывает в счастливом блаженстве, или бывает взвинчена, напряжена и тревожна.
И все неврологические и психологические расстройства, они же «неврозы», вроде депрессии, повышенной тревоги и прочих душевных мук и терзаний, вызваны именно с нарушением баланса между этими нейромедиаторами.
В организме присутствует механизм, который регулирует соотношение дофамина и норадреналина (Дофамин-гидроксилаза).
Работает дофамин-гидроксилаза по принципу переключателя: одна часть фермента осуществляет реакцию по превращению, а другая выгружает продукт (норадреналин) и загружает новый субстрат (дофамин), после чего обе части Дофамин-гидроксилазы меняются ролями.
Как все в живом организме, система работы дофамин-гидроксилазы иногда нарушается. И это нарушение его функции связаны с тем, что специалисты по человеческим душам называют «психическими расстройствами». А низкая активность белка дофамин-гидроксилазы связана с потенциальной уязвимостью к психическим заболеваниям.
Теперь, что в данном случае скрывается за диагнозом «Невроз»?
Стойкое нарушение регулирования уровня дофамина-норадреналина приводит к так называемым «психо-соматическим заболеваниям», к примеру, к таким сердечно-сосудистым заболеваниям, как стенокардия или гипертония.
В этом случае промежуточные состояния между уже не нормой, но еще не резвившейся сосудистой психо-соматикой и дают симптоматику, которую обычно диагностируют как «невроз».
2). Другой пример. Инсулин — это в принципе гормональный эквивалент парасимпатической нервной системы, и действует он соответственно. Обратный инсулину эффект, симпатический, оказывает глюкагон.
Поэтому диабет вполне можно рассматривать как дизрегуляцию нормального соотношения инсулин/глюкагон. И именно такой подход верен по сути, как подход патофизиологический. И вот почему.
Глюкоза попадает в клетки при помощи семейства транспортеров. Основной транспортер глюкозы в скелетных мышцах и жировых клетках — ГЛЮТ-4. Инсулин стимулирует перемещение ГЛЮТ-4 изнутри клетки к поверхности, тот передвигается к поверхности клетки, связывает молекулу глюкозы и переносит ее через мембрану.
Однако — есть множество типов транспортеров глюкозы, находящихся на поверхности клетки даже в отсутствие инсулина. Их вполне достаточно, чтобы обеспечить поступление глюкозы в клетку и покрытие всех ее энергетических нужд. То есть, инсулин стимулирует поступление глюкозы в клетки, но не является необходимым для этого.
Известно, что если отключить рецепторы к инсулину у мышей, так что инсулин не сможет стимулировать поступление глюкозы в жировые или мышечные клетки (но оставить нетронутыми рецепторы в таких тканях, как мозг и печень), то животные не заболевают диабетом и смогут поддерживать нормальную концентрацию глюкозы в крови.
Таким образом, сущность диабета, причем как первого, так и второго типа, полностью объяснима именно с позиции расстройства регуляции соотношения инсулин/гликоген. То есть, как частный случай нарушения нормального соотношения активности симпатической/парасимпатической систем.
Другими словами, и в случае диабета речь идет о сбое механизма регуляции симпатическая/парасимпатическая система в одном из его звеньев.
В том случае, когда уже такой сбой начался, но состояние заболевания «диабет» еще не наступило — тогда и становится правомочным диагноз «неврозоподобное состояние».
В сущности, и нарушение регуляции Дофамин/Норадреналин по своей природе так же является нарушением одного из звеньев регуляции нормального соотношения активности симпатической/парасимпатической системы.
По мнению автора, при нарушении нормального соотношения симпатическая активность/парасимпатическая активность формируются различные нозологические формы, которые принято объединять под термином «психосоматические заболевания».
Только в одном случае, а зависимости от того, какая из структур механизма симпатическая активность/парасимпатическая активность нарушается, возникает одно заболевания, в другом — другое.
В одном случае это гипертоническая болезнь, в другом — диабет. В случае же, если такие расстройства носят центральный характер, то есть речь идет о нейромедиаторах, то здесь возникают психические заболевания.
Именно поэтому действие всех групп психотропных препаратов объясняется исключительно воздействием на регуляцию соотношения нейромедиаторов и никак иначе.
Теперь, а что же понимается, исходя из всего выше сказанного, под термином «неврозоподобные состояния»?
Под этим термином автором понимаются различные состояния, когда уже есть проходящие клинические проявления, обычно неспецифического характера, предшествующие формированию заболевания.
Но, при этом, состояние пациента уже выходит за рамки диагноза «Практически здоров». А, значит, требует лечения.
И теперь, о якобы уже не существующем, но, тем не менее, широко представленном в реальности диагнозе «неврозоподобная шизофрения».
При этом совсем не обязательно, что данное неврозоподобное состояние дойдет до стадии очерченной незоологической формы — то есть психоза.
Это же касается и других неврозоподобных состояний. Совсем не обязательно они выльются в гипертонию или диабет. В большинстве случает этого как раз не происходит.
Но в 100% случаев и гипертонической болезни, и диабету, и острому психозу, причем любому, предшествуют более или менее длительные «неврозоподобные состояния».
Далее. Скрытые (ларвированные, то есть замаскированные) депрессии. Это когда имеет место соматическая симптоматика, причина которой не в соматических нарушениях, а в депрессии.
Причины такого феномена понятны — эмоции связаны с вегетатикой, То есть, эмоциональные феномены и в тебе вызывают феномены вегетативные и наоборот.
Еще пример. В СССР существовал диагноз «Неврозоподобная шизофрения». То есть симптоматика не выходит за рамки неврозоподобной, но по своей природе это эндогенной заболевание, то есть шизофрения.
Неврозоподобная шизофрения — это неврозоподобное состояние, которое вызвано нарушением регуляции уровней нейромедиаторов эндогенного характера, представляющих симпатическую и парасимпатическую систему в мозгу. Но, при этом, еще находящееся в стадии, когда психоз еще не развился.
«Эндогенный характер» — это причина нарушения находится непосредственно в центральной нервной системе. В психиатрии этим термином обозначаю шизофрению, маниакально-депрессивный психоз и циклотимию.
Иногда при неврозоподобной шизофрении присутствует дисморфофобия, то есть фактически паранойяльный бред по отношению к своим мнимым или реальным физическим недостаткам.
Нервная анорексия — типичная дисморфофобия, которая бывает только в рамках неврозоподобной шизофрении.
Еще пример. Ощущение сердцебиения, «нарушение» глотания, чувство, что «я задыхаюсь», острый страх, паника.. Что делать?
Сделать себе анализы на ревматизм. Такие поражения характерны для «центрального» поражения при ревматизме и лечить это нужно как ревматизм. Пойдешь к психиатрам — они тебе поставят диагноз.
И таких примеров можно привести множество. Другими словами — диагноз «Невроз» означает лишь то, что врач видит симптоматику невротического уровня, но выставить нозоологический диагноз заболевания, которое вызвало это заболевание — не смог. А, значит, и не может это состояние эффективно лечить.

0

10

ОРВИ, COVID-19, грипп и понос

— Простой народ приходит домой усталый после суровых трудовых будней. Это у тебя, нехристь, всегда праздник. Вот ты мне лучше скажи — вирусы тоже масоны придумали?
— Вирусы, кукла Лена — это объективная реальность. Они видны в электронном микроскопе. Вирусы сами себя придумали.
— А если им переболеешь, иммунитет всегда образуется?
— Любой вирус, всегда, в принципе, после инфицирования оставляет после себя стойкий пожизненный иммунитет. На этом постулате построена сама концепция вакцинации.
— Опять он врет простой женщине из народа. А почему гриппом тогда каждый год болеют?
— Никакого «вируса гриппа» в принципе не существует, кукла Лена. «Грипп» — это острое вирусное заболевание оболочки бронхов (ОВРИ). Оно вызывается множеством самых разных вирусов, которые проникают в организм через дыхательные пути воздушно-капельным путем. Точно также множество самых разных вирусов и микробов, попадая в Желудочно-Кишечный Тракт (ЖКТ) вызывает понос. Так вот, «грипп» — это и есть понос.
— В смысле?
— ОВРИ и понос — это зашитая реакция организма на проникший в него болезнетворный агент. Но ОВРИ возникает в том случае, если такой агент поступил через его вдыхание, а понос – если он попал в рот и далее в ЖКТ.
— А если организм отмахался?
— Если такой зашитой реакции достаточно для уничтожения болезнетворного агента, то на этапе ОВРИ (Поноса) заболевание заканчивается. Если недостаточно — то болезнетворный агент проникает в кровь. И в этом случае он вызывает некое специфическое для данного болезнетворного агента заболевание. К примеру, вирус полиомиелита, в 99% вызывает только ОВРИ. И в 1% проценте вызывает собственно полиомиелит. Прививка от полиомиелита этот 1% превращает в 0%.
Так как эти вирусы, вызывающие ОВРИ, разные — то и «вакцины против гриппа» в принципе быть не может. Как и против поноса.
— То есть, прививка от данного вируса спасает только в том смысле, что предотвращает вызываемое им заболевание, но от того, чтобы данный вирус вызвал ОВРИ — не спасает?
— Кукла Лена, ты не только удивительно хороша собой, но и умна всем на зависть. Скажу больше. Постепенно такой иммунитет к данному вирусу или бактериальному агенты формируется врожденный. И тогда данной агент живет на поверхности бронхов или в кишечнике, но не вызывает даже ОВРИ или поноса. Такие вирусы и микробы называют сапрофитами.
— А эти сапрофиты болезней вообще не вызывают?
— Нет, иногда вызывают. Болезнь — это реакция организма на попадание болезнетворного агента. А способность организма воспроизвести такую реакцию может быть снижена или извращена. В этом случае заболевание может вызвать и сапрофит. Более того, когда реакция организма извращена, то самого возбудителя заболевания в организме может уже и не быть в принципе, а болезнь продолжает развиваться. На последних этапах сифилиса бледной спирохеты в организме больного уже нет, а болезнь есть.
— Значит понос — это судьба? Или грипп там? А как же прививка от гриппа, которую каждый год делают?
— Ученные пытаются угадать, какой именно вирус в этом сезоне вызовет ОВРИ и делают против данного вируса вакцину. Условно это называется «вакцина от гриппа». Иногда угадывают, иногда нет...
— То есть, «вакцина от гриппа», это каждая год другая вакцина от другого вируса. Значит врачи жулики?
— Кода-то, учась в институте, я на кафедре микробиологии с жаром разрабатывал Общую Теорию инфекционных заболевании. Однажды, объясняя ее суть преподавателю научного коммунизма, я был настолько в ярости, что дело дошло до криков. Но ты, кукла Лена, гораздо понятливее того научного коммуниста с докторской степенью по философии.
— Поэтому ты меня лапаешь? А из-за него ты не стал инфекционистом?
— На кафедре меня, естественно, не оставили, но не из-ща него. Просто у мен не было Ленинградской прописки. Зав. кафедры стеснялся мне смотреть в глаза... Как же давно это было
http://forumupload.ru/uploads/001a/e3/39/2/t727499.jpg
Самое удивительное, что эта, в общем-то очевидная концепция, в законченном виде так до сих пор никем не была сформулирована и по сию пору..

0

11

Социализм

— На пожилую женщину, выгуливавшую собачку, упали сорванный ветром с постамента памятник. По телеку сказали. При социализме такого быть не могло, я думаю. Да и ветров тогда таких не было.
— Ты права, кукла Лена, памятники тогда стояли нерушимо.
— А что такое социализм в принципе?
— Социализм, кукла Лена — это капитализм, в котором капиталистом является государство. Или феодализм — но, в этом случае, государство является феодалом. При рабовладельческом социалистическом строе государство является, соответственно, рабовладельцем.
— А какой строй был в СССР?
— В СССР все это было взболтано и смешано в одном флаконе, кукла Лена. В ГУЛАГе царил рабовладельческий строй. В колхозах — социалистический феодализм. В городах — социалистических капитализм.
Социализм — это кривое зеркало, эрзац, извращение любой экономической формации кроме первобытнообщинного общества.
— Ну так в чем суть то социализма? Я что-то не поняла.
— Суть социализма заключена в том, кукла Лена — что обществом правит банда. В СССР эта банда называлась КПСС. И, соответственно, руководствуется эта банда блатными понятиями, то есть внерыночным принуждением, а не рыночными отношениями. Такая систем внерыночного принуждения в СССР называлась «Плановая экономика». Рынка при социализме нет и в принципе быть не может.
— Если правит государство при социализме — это банда. То граждане тогда кто?
— При социализме все эрзац. В том числе и граждане. Граждане социалистической страны — это не граждане на самом деле, а домашние вьючные животные, принадлежащие государству. И обитают они на территории, окруженной Железным Занавесом. Кормятся они главным образом подножным кормом и занятые тягловым физическим трудом.
— А если Железного Занавеса нет?
— Без Железного Занавеса социализм существовать не может в принципе, кукла Лена. Это его основа основ, фундамент, на котором все строится.
— А почему именно физическим трудом?
— Если труд не отупляющий, то доселе спокойные и послушные вьючные животные быстро дичают и в них просыпаются инстинкты. В результате чего они с остервенением начинают бросаться на Железный Занавес. Поэтому социалистическое государство занятия умственно деятельностью по возможности пресекает.  В Уголовном кодексе РСФСР Само понятие преступления (Статья 7) звучало следующим образом «Преступлением признается деяние, посягающее на общественный строй СССР».
— А чем это посягательство выражалось?
— К особо опасным государственные преступлениям (статьи 64 - 73), кукла Лена, относились, естественно, Статья 64. «Измена Родине». Это самое страшной преступление, которое доменное животное только могла совершить — покусится на институт Железного Занавеса, попытка вырваться ща его пределы.
УК такой поступок описывал как «переход на сторону врага», «бегство за границу или отказ возвратиться из-за границы в СССР». То есть, покушение на права собственности государства на данный индивидуум.
Всякие «оказание иностранному    государству    помощи   в   проведении враждебной деятельности против СССР», а равно «Заговор с целью захвата власти» считались преступлениями менее тяжкими, чем «отказ возвратиться из-за границы».
http://forumupload.ru/uploads/001a/e3/39/2/t824772.jpg
— Почему?
Так как на останову основ, Железный Занавес, шпионы, все-таки, не покушались. Поэтому Шпионаж, все-таки, описывался в Статья 65 УК. Мол, «Шпионаж» тоже преступление тяжкое, но не настолько, как «измена Родине».
— А еще были особо тяжкие преступления?
— Ну, «Антисоветская агитация и пропаганда» преступление, тоже конечно, особо тяжкое. Но это вообще относительно ерунда, статья 70. Короче, скотинку пришлось прирезать и забыть. Разговоров то! Ну мычала, теперь замолчала. Вот тут недавно у нас провалился тротуар, образовав яму. Вот это да-а!...

0

12

Ядерная триада Израиля

Ядерная триада (средства доставки к цели ядерного оружия) Израиля состоит из:

1). Ракета «Иерихон-3» — дальность полета ракеты достигает 11 500 км. Применяется для вывода на орбиту спутников, но может быть использована для доставки ядерного оружия. Это первый компонент нормальной ядерной триады. Давно опробованный и проверенный.

2).  F-15I Ra’am, 18 из имеющихся на вооружении ВВС Израиля оборудованы контейнерами  «Габриэлей». Крылатая ракета «Габриэль» пригодна для доставки тактического ядерного заряда мощностью 200 килотонн на расстояние 1500 километров. Это вторая составляющая ядерной триады (воздушное базирование).

3). Сегодня у Израиля есть три подводных лодки способные нести крылатые ракеты («Гарпун», «Лора»). Способные доставить ядерное оружие на расстояние 900 морских миль. Это морское базирование.

0


Вы здесь » Израиль на русском » Тестовый форум » О главном